Блогер из Днепра Макс Бужанский: мертвый нацист - это правильно

Новости Днепра. Фото Facebook
Новости Днепра. Фото Facebook

Известный днепровский блогер Макс Бужанский в День памяти узников нацистских конлагерей рассказал историю о суде и казни немецкого гестаповца Адольфа Эйхмана, который был ответственным за массовое уничтожение еврейского народа, а также своем личном отношению к нацизму и геноциду евреев.

"Он убивал. Нет, не просто убивал людей, люди его не интересовали. Он убивал целый народ, это была его работа. Знаете, так, буднично, вошел в кабинет утром, повесил плащ на вешалку в углу.

Щелкнул пальцами секретарше, неси, мол, кофе. Открыл папку, зажатым в пальцах карандашом подчеркнул то место, на котором закончил читать вчерашний отчет. Сигарета в зубах, глаза щурятся от дыма, цифры бегут столбцами. Дети, женщины, старики, они все превращаются в цифры.

Две черточки под итого - те, кого он уже убил. Одна черточка, те, кого ещё нужно убить. Графики, планы. Работа такая, он же ответственный за «окончательное решение еврейского вопроса».

Работа непростая. У них нет ничего. Ни своей страны, ни армии, которая дралась бы за них до конца, ни друзей, ни союзников, ни оружия, даже вещей уже нет. Они голые стоят в бесконечных очередях в печи и газовые камеры, толпятся в больничных боксах, те из них, кого отобрали для опытов.

Но и у камер есть производительность, и печи не безразмерны, а целый народ, пусть и маленький, это очень много. Фюрер заявил, что путь к счастью немецкого народа лежит через уничтожение народа еврейского. Тесно фюреру на планете.

Нужно всё сделать правильно, параллельно цыгане, потом славяне. Это ведь нелегко, кое кого прячут соседи и друзья, есть еще несознательные, не все откликнулись, и приволокли знакомых евреев на пункт сбора. А есть ведь еще полукровки, четверть кровки, это всё надо учесть и проверить. Помножить на производительность печей, вместимость лагерей, прикинуть логистику, снабжение.

Охраны лагерей, естественно, не этих же кормить. Всё почти получилось, но вот досада, война проиграна.

Американский плен, побег, крысиная тропа. Аргентина. 15 лет жизни в Аргентине, педантичной, чисто немецкой жизни. Утро, кабинет, плащ на вешалке, кофе. Карандаш в руках, цифры. Другие цифры, но какая разница уже, какие цифры считать.

Нет, даже мертвый нацист не хорош. Просто мертвый нацист, это правильно. Сколько раз встретишь его - столько раз и убей.

Но этот, конкретно вот этот нацист, был нужен живым. Живым, живехоньким, целым и невредимым. В плаще.

11 апреля 1961 года, бывший оберштурмбаннфюрер СС Адольф Эйхман, предстал перед судом. В Иерусалиме. Судом того самого народа, окончательному решению вопроса которого он уделил столько сил и времени.

Зал. Судьи. Обвинители. Люди. Тысячи, миллионы людей.

Сгребавших пепел своих детей в лагерях, жравших землю, чтобы не умереть от голода. Миллионы закатанных рукавов, с черными цифрами татуировок на предплечьях.

Канцлер ФРГ Конрад Аденауэр, планирующий подкупить израильского судью, чтобы скрыть преступления его коллег-нацистов. Что может предложить Канцлер ФРГ израильскому судье? Что есть такого у Канцлера ФРГ, что он мог бы предложить? Вернуть жизнь миллионам? Стереть память миллионам оставшихся в живых?

Нет ничего у Канцлера ФРГ, нечего ему предлагать. В ночь на 1 июня 1962 года, Эйхмана повесили в тюремном дворе. И сожгли. Дотла сожгли, в грязную кучу сизого пепла.

Подставляя шею под петлю, Эйхман сказал присутствующим, что скоро встретиться с ними. Что ж, всё возможно. Уверен, они снова повесят его. И сожгут", - написал Бужанский.