Политика или благотворительность: днепровский архитектор рассказал о причинах строительства инклюзивного парка

Новости Днепра. Фото: Валерий Кравченко
Новости Днепра. Фото: Валерий Кравченко

В Днепре торжественно открыли первый в стране инклюзивный парк для детей с ограниченными возможностями. В парке установлено множество качелей, лабиринтов и развивающих игр. Архитектор парка Сергей Дербин рассказал корреспонденту “ДП” об “изюминках” парка, возникших трудностях во время строительства, связью с началом предвыборной гонки на пост Президента и готовности парка к вандализму.

Справка от “ДП”

Сергей Дербин – днепровский архитектор, преподаватель в Приднепровской государственной академии строительства и архитектуры, обладатель награды Национального союза архитекторов Украины за строительство инклюзивного парка.

- Поздравляю Вас с наградой Национального союза архитекторов Украины. Как появилась идея создания инклюзивного парка и как проходил процесс проектирования? Кстати, почему именно инклюзивный парк?

- Последнее время меня часто поздравляют с обретенной наградой. Мне приятно, но эмоций я при этом совершенно не испытываю. Никогда ни на какие конкурсы я не подавался, так как совершенно равнодушен к наградам. Здесь же меня попросили подать заявку… (Задумывается и вздыхает) Марина Порошенко уже не первый год развивает в нашей стране тему инклюзии. И это здорово. Идея создать парк появилась внезапно во время презентации инклюзивной комнаты в школе. Огромную работу над созданием парка проделала вся наша команда. То есть, это не только моя заслуга. Конечно, когда ты лидер, то твоих идей должно быть больше. Тем не менее, я не самостоятельный игрок. Мы работали до глубокой ночи каждый день до того, как сумели получить принципиальное “да“ в Киеве. После чего наступил второй момент, более осознанный и ответственный - встреча с людьми с ограниченными возможностями. Нам задавали очень много вопросов, при этом не забывая давать советы.

-  Инклюзивный парк проектировался порядка двух месяцев. Дальше началось непосредственно строительство. Я был на стройке от двух до четырёх раз в день, так как есть множество вопросов, которые не отражались на чертежах.

В АРХИТЕКТУРЕ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ЭМОЦИИ!

- А вы больше консервативны в архитектуре или жаждите внедрять новаторские идеи?

- (Слегка улыбается) Примерно год я погружался в традиционные решения и проектировал здания с исключительно правильными формами. Не могу сказать, что мне это понравилось. Определенная доля эмоций должна присутствовать. Если архитектор будет работать по принципу причинно-естественных связей, то мы получим архитектуру, в которой не будет цветов и красок, рубленных поверхностей. Авторское веянье должно быть всегда.

- (Смотрит на второй этаж торгового центра) Если бы не было такого ограждения, то и не было бы такой игры теней. Интерьер был бы более бедным, а функция осталась та же. Ребята (архитекторы – автор) потрудились на славу. Вот почему так и важны эмоции.

- В чем главная изюминка парка и какие материалы использовались при строительстве?

- Один раз мы со студентами занимались проектированием инклюзивной школы. Я спросил у них (студентов – автор), какой будет главная особенность нашего проекта. Все как один отвечали: “помочь больным“ или “создать комфортные условия для людей с ограниченными возможностями“. Это очень классно и круто, но это не должно становиться первоначальной целью. Для наших же людей - это становится особенностью проекта. На самом деле, это неправильно. На проблему нужно обращаться внимание неординарными решениями в архитектуре и дизайне. Например, нас многие критикуют за чрезмерную яркость объекта. Я с этим согласен. Наверное, парк должен был бы быть невидимым из аутентичных, деревянных, экологичных материалов. Но в таком случае открытие парка не стало бы медиаповодом, а ведь медиаповод – это очень важная задача. Кто-то скажет, что администрация просто пиарится. Но, если бы эта штука (инклюзивный парк – автор) была бы невидимой, то на ее фоне не хотелось бы фотографироваться, снимать фильмы, давать интервью. Дети бы не видели бы этого по телевизору и не хотели бы туда пойти. Первые шаги должны быть яркими и дерзкими.  Кто-то говорит, что это безвкусица, но благодаря яркости о школе говорит вся область.

- Самая главная изюминка парка – это холл. Обычно такой пол делается из переработанной покрышки, а тут из каучука. Это экологически чистый материал. На солнце он не будет пахнуть резиной. Не портит окружающую среду, и ходить по нему приятно. Покрытие – вязкое. То есть, падать более-менее безопасно. А вот роллеры и скейтеры там кататься не смогут как раз именно из-за покрытия. Хотя площадка для роллеров – это тоже проблема, которую нужно решить. Пол – это самая классная штука. Потом идет… (Мимолетное молчание) Все остальное – традиционно.

- Какими проектами Вы сейчас занимаетесь? Какие сумели реализовать и с гордостью вспоминаете о них?  

-  Мы (команда архитектора – автор) часто задействованы в вопросах благоустройства. Сейчас идет полным ходом строительство интересной аллейки в пгт Кринички.. Параллельно строится маленький инклюзивный скверик на территории школы в пгт Соленое. Сквозь лавочки там будут расти деревья. Я думаю, что самые интересные проекты впереди. Сейчас мы все находимся в фазе обучения. Администрация учится грамотно ставить задачи. Мы учимся грамотно реагировать. Такой вот баланс заказчика и архитектора. Сейчас мы вроде как нашли общий язык. Тема инклюзии должна быть в каждом университете и в каждой школе, парке. Любая последующая задача будет активизировать процесс.

ПОЛИТИКА ИЛИ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ

- Как Вы считаете, тема инклюзии поднимается сейчас потому что это очень актуально или из-за начала предвыборной кампании на пост Президента?

- (Задумался и отвел взгляд) Связи с предвыборной кампанией я не вижу. Вопрос в том, будут ли они использовать реализованный проект в своих целях. О постройке парка говорят уже давно. Например, у нас в городе очень много торговых центров, в которые человек на коляске не сможет заехать. Я сам ездил в коляске, когда проектировал парк. Как оказалось, есть много вещей, которые можно понять только, прочувствовав на собственной коже. Проблемы с асфальтом иногда ставят крест на прогулке человека с коляской.  Для сравнения. В Европе на улицах гуляет огромное количество людей на колясках. И это не из-за того, что там много инвалидов. Просто у них (европейцев – автор) облагорожены улицы. У нас же таких улиц пока что нет… Надеюсь, ненадолго.

- Насчет охраны инклюзивного парка. Территория парка не ограждена забором. Многие днепряне считают, что, в нынешнем виде парк останется ненадолго, так как в нашем городе процветает вандализм. Как Вы считаете, нужно ли сделать ограждение или нанять охрану?

- Если поставить цель, то можно сломать любую вещь. Бытовой вандализм постройка выдержит. Прятать своё от себя же? Как-то странно получается. Парк построен для общества. А если какой-то баран туда полезет... (Вздыхает) Главное, чтобы были люди, которые подскажут, что так делать не надо. Лично у меня есть определенная вера в то, что сама по себе качественная и красивая среда – антивандальная, и ее не очень-то и хочется портить.  Конечно, есть ряд молодых людей, которые специально что-то портят, чтобы показать манифест своего отношения к проблеме. (Уверенно, - автор) Это рудименты общества. Охрана – это неправильно и неэтично. Охранять общественные парки? Они на то и общественные, для общества. А вообще я думаю, что ничего с ним не сделают. Людям там реально нравится. Поэтому думаю, что все будет хорошо.   

- Вы – противник охраны парка, но что делать с бездомными животными? Видела таблички, на которых обозначен запрет выгула животных на газоне. Кто будет следить за бездомными животными?

- Бездомные животные – это проблема социальная, городская. У меня, например, нет собаки, но если я когда-нибудь и заведу ее, то это будет однозначно бездомная. Считаю, что сначала нужно забирать все, что ходит бесхозное и только потом начинать думать насчёт породистых. Если каждый возьмет себе по одной бездомной собаке или кошке, то бесхозные животные попросту исчезнут. Когда мы строили парк, то рядом бегала группа — вот таких добротных местных собак. Их можно было бы прогнать, но ведь это хорошие псы, просто без места жительства. А вот выгуливать животных в этой зоне я считаю недопустимым. Сквер ОГА не предназначен для этого. Или нет. Гуляйте на здоровье, только возьмите с собой специальный пакет, и если ваш питомец сходит туалет – уберите за ним. Когда мы занимались благоустройством этой зоны, то разместили эти таблички с обеих сторон.  

20 МЛН. – ЭТО МНОГО ИЛИ МАЛО?

- Насчёт стоимости. Читала несколько негативных комментариев, в которых люди писали, что 20 млн – это баснословная и не обоснованная сумма. “Могли бы потратить деньги налогоплательщиков на что-то другое”. Сталкивались ли вы с такими людьми и если да, то что им отвечали?

- (Слегка разозлился) Идите в ж*пу. Вот так и отвечать. Один раз я так и ответил. Они обиделись. Идите в ж*пу, раз вы такие умные. Смотрите. Если вы все такие активные, хотите заниматься политикой, то идите в администрацию. Там можно легко стать советником губернатора… и делайте, что хотите. Стоимость квадратного метра в парке - 300 долларов. Это цена среднего ремонта в новостройке. Европейские парки стоят гораздо дороже. Это тоже нужно учитывать.

- А какими европейскими инклюзивными парками вы восхищаетесь?

- Конкретно маркировать определенный парк я сознательно не буду. Сейчас сформировалась такая традиция, что если что-то нормальное сделали, то значит украли. Кстати, я за это обеими руками. Наш парк – это полностью авторский проект. Конечно, некоторые приемы и техника заимствованы, но в остальном… Есть некие общие моменты. Например, гусеница и домик. Именно такой нет, но есть объекты-музеи огромных размеров. Поэтому говорить, что есть какая-то вещь, которая была привезена или взята, неправильно.

- В Днепре полным ходом идет проектирование индустриального парка “Innovation Forpost”. Что можете сказать о выбранном месте для строительства и не поступали ли к Вам предложения по разработке проекта?

- (С легким сожалением) Я еще маленький для такого проекта. Это очень сложная задача, и ей занимаются серьезные люди. Комментировать строительство и проектирование – явно не моя компетенция. Знаю, что проект активизировался. По-моему, будет лучше, если там появится бизнес-центр на смену разрушенным металлургическим заводом землям.

СОВЕТЫ БЫВАЛОГО

- Вы преподаватель в Академии. Какие советы Вы можете дать молодым архитекторам, чтобы они в дальнейшем преуспели? И как обстоит дело с трудоустройством?

- Я пытаюсь ответить на этот вопрос, занимаясь с ребятами (студентами, - автор) несколько лет.  Прямого рецепта нет. Профессия – очень креативная, и фишка в чем…. Конкретного инструктажа нет. Нужно заниматься практикой, архитектурой. Меньше говорить, больше делать.

Да, трудоустраиваются далеко не все, но многие и не планируют. Образование в нашей стране – мягко говоря хреновенькое, выбора немного. Например, в нашей Академии архитектура – это единственное креативное образование. Есть люди, которые хотят заниматься модой или рекламой, но все рано идут к нам, чтобы хоть как-то связать свое образование с творчеством. Очень мало людей, мечтающих конкретно строить дом. Профессия противоречивая, странная, сложная. О ней можно много говорить…

- Есть ли мечта реализовать свой собственный проект? Есть ли какие-то мысли, идеи?

- Я понял, что хочу стать архитектором, в 12 лет, но строить планы не люблю. Меня привлекает концепция даосизма, непереводимая на наш язык с китайского. Ее условно адаптируют словом «путь». Собственно, главное в этом понятии не цель, а путь. Я считаю, что просто нужно любить то, что ты делаешь сегодня, и от этого кайфовать, а не сидеть и ждать какого-то там свершения чего-то и когда-то.

У меня в студенческие годы была одна подружка. Осуществление мечты она называла “грустным кайфом”. Это когда у тебя что-нибудь выходит, но когда это получил, то тебе хочется ещё - и становится грустно. Главное, просто хорошо выполнять свою работу.

- Какие архитектурные решения Вас привлекают в мировой архитектуре из истории?

- Противоречивая тема. Сейчас идёт время чрезвычайной свободы. Все разное и все странное. Наверное, мне нравится больше всего классика, потому что сейчас ей никто не занимается. Я считаю, что архитектура должна быть разной. Я помню, когда все визжали от Захи Хадид (ирако-британская архитектор и дизайнер, - автор). Я сам учился на ее работах, но при этом считаю, что не все здания должны быть в стиле деконструктивизма. Также есть Норман Фостер (британский архитектор - автор), которые любил в архитектуре странные формы. Кстати, о странностях. Меня очень бесит, когда люди начинают бросаться терминологией: “это постмодернизм, это параметризм, а это хайтек”. Раньше мне тоже нравилось так делать, а сейчас мне это неприятно. Это простая спекуляция модными словами.

МЕНЬШЕ СЛОВ, БОЛЬШЕ ДЕЛА

- Общалась с американским архитектором Дэном Кинклейдом насчет нашей гостиницы “Парус”. Он сказал, что её нужно снести, а потом опросить людей, что они видят на этом месте. Как Вы считаете, нужно ли городу советоваться с мнением людей?

- (Резко) Нет! Я считаю, что с людьми советоваться вообще не нужно. Они бы построили 25 лавочек и парковок на том же ж/м Парус. Пускай это звучит, как диктатура, но это факт. Мне бы хотелось к этому прийти. На сегодняшний день в обществе все и во всем разбираются - это просто невероятное. Всегда будет группа людей, которая экспертно заявит, что это плохо. Профессия - противная. Чтобы в ней разбираться, нужно очень много знать. Вот эти громкие заявления а-ля “снесем Парус”. Я не понимаю, зачем об этом говорить, если это можно сделать. Уже сейчас можно спросить у людей, что они хотят видеть на месте гостиницы, а потом взять и честно, не спекулируя, опубликовать исследование, и мы увидим просто свалку бесполезностей. Там ничего нет. Поэтому это просто пустые слова. Сейчас же модно играться словами, не так ли?

Ранее “ДП” писал о бесхозном “туалета” в центре инклюзивного парка.

Екатерина Гаценко. 

Фото: Валерий Кравченко, открытые источники.

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.