"Война у нас будет всегда", - волонтер Леонид Краснопольский

Он дружит с Григорием Тукой, активно помогает батальону «Донбасс» и называет себя аполитичным человеком. В СМИ его называют дизайнером, а он себя – обычным портным. Сейчас его футболки с патриотичной символикой и комиксы про супергероев-атошников продаются лучше, чем когда-то элитные мужские костюмы. Интервью с Леонидом Краснопольским получилось содержательным и очень интересным. 

– Расскажите немного о своей жизни в Донецке, чем занимались?

– Долгое время руководил текстильной фабрикой, потом открыл свой бизнес, шил и продавал одежду. Потом начались известные события. Около моего магазина поставили блокпост, и бизнес как-то не пошел.

Всю весну и половину лета 2014 года мы ждали, когда придут украинцы и нас освободят. В середине марта я пошел устраиваться пресс-секретарем в батальон «Донбасс», но Семенченко меня не взял и, наверное, этим спас мне жизнь. Потому что те события, которые потом там происходили, показали, что просто Бог отвел. С Семенченко отношения не сложились, а с «Донбассом» общаемся и помогаем и сейчас.

В общем, сначала волонтером стала моя жена, возила ребятам воду, одноразовую посуду, еще что-то. Я считал, что она занимается ерундой и просто подвергает опасности свою жизнь. Как-то нужно было собрать деньги на рации. К тому времени уже три месяца бизнес не приносил доходы. Утром я написал пост в Facebook, а к вечеру у нас уже были деньги на пять раций, еще и на прицел. И пошло-поехало. Связались с командирами, они нам давали списки, чего не хватает. Мы собирали деньги. Люди тогда, конечно, давали денег немерено. Была проблема: было за что, но не было где покупать снаряжение. Потом шили форму и броники для ребят из аэропорта. Кстати, наши бронежилеты оказались настолько качественными, что служат до сих пор.

Что стало точкой отсчета, когда поняли, что нужно уезжать?

– Все закончилось, когда к нам на фабрику пришли непонятные люди, типа НКВД ДНР с автоматчиками и арестовали меня, отобрали все деньги. Так я попал на «избушку» (прим. авт.областное здание СБУ в Донецке) как военный преступник. Сидел в камере с 15-ю боевиками. Мне сразу сказали, что статья у меня расстрельная, я сидел и просто ждал. Потом пришел человек из ООН, и меня отпустили. На следующий день наш знакомый ехал в Днепр, мы с семьей собрали вещи и отправились с ним. Нам было все равно, куда ехать.

Как обосновались в Днепре? Кто помогал?

– В Днепре я пришел к Борису Филатову, он тогда был замом губернатора. Он помог устроиться в Фонд помощи бойцам АТО, я понял, что это не мое, тогда меня направили в территориальную оборону Днепра, там я познакомился с Русланом Морозом, дружим до сих пор.

Первый месяц в Днепре я тоже «волонтерил». Но меня напрягало просить у людей деньги. Решил заняться бизнесом. Осенью я пошел на Озерку и купил первые 30 футболок, сделали прикольные принты. Решил так: каждому, кто перечислит деньги, дарю футболку. На них оказался такой спрос, что делаю их до сих пор (улыбается). Часть средств от их продажи на нашем сайте тоже идет в общую копилку. Некоторые принты и надписи создаются по дизайну самих бойцов.

А костюмы перестали продавать?

– У меня остались 30 костюмов из моей коллекции, которые удалось вывести из Донецка. Пытаюсь продать, но пока никто не покупает. Костюмы нужно шить тогда, когда экономика растет, а сейчас народ нищает. Поэтому стараемся делать другие более доступные вещи, которые себе может позволить большинство.

Как помогаете сейчас армии?  

– Система уже налажена, собираем деньги, закупаем за границей форму, летом – тактические кроссовки. Вот, в воскресенье ездили в Гвардейское. Передали батальону «Донбасс» флисы и водонепроницаемую форму Gore-Tex.

– Вам помогают политсилы?

– Один раз нам помогли депутаты из партии «Батьківщина». И все. Я считаю так: мы даем возможность людям самим поучаствовать в хорошем деле. Вот и все. А просить… ничего хорошего из этого не получается.

Сейчас люди охотно перечисляют деньги для армии?

– Слава Богу, есть постоянные люди, которые стабильно присылают, сколько смогут. Есть и бабушки, которые шлют по 10 гривен. Конечно, помогают и обеспеченные люди. Есть один человек, который спрашивает, сколько не хватает, и присылает всю сумму. Хотел давно уже это все бросить, но есть люди, которые хотят помогать, они знают мой номер карты и присылают деньги. Война ведь у нас не закончилась. Финансовые отчеты мы публикуем у себя на сайте каждую неделю. 

А по поводу сумм… Один раз у нас была достаточно крупная сумма – 50 тысяч гривен, в 2014 году, сейчас мы о таком, конечно, уже забыли. У нас девиз: откажитесь от кофе и перечислите 50 гривен ребятам. А еще к нам в офис может прийти каждый солдат. Поможем, чем сможем.

– У вас остались родственники или знакомые в Донецке? Что они говорят о том, что там сейчас происходит? Как настроены люди?

– Да практически все там остались. С некоторыми уже не общаюсь, убеждения у них изменились. Но у меня там много и проукраинских друзей, которые там по многим причинам остались, приспособились и даже привыкли. Они ждут украинскую армию.

– Сейчас вы имеете статус переселенца. Как на практике вам помогает государство?

– Мое мнение такое: переселенец – это тот, кто всем и везде мешает. Мешает власти и местным. По сути люди выбрали Украину и реально за это страдают. Нам выделяют 400 гривен матпомощи на семью. Ито задерживают этот мизер на несколько месяцев. Дозвониться к ним невозможно. Нас должны проверять, что мы действительно живем здесь, а не в Донецке. Проверки у нас не было, а пока ее нет, не будет и выплаты. Короче, издевательство. Вот за что я люблю (в кавычках) режим Порошенко. За то, что вроде все для людей, но всегда есть маленькая поправочка, которая аннулирует всю хорошую работу.

Еще знаю, что с донецкой пропиской вообще практически невозможно оформить субсидию. Сейчас переселенцев 1 млн 800 тыс. Мое мнение, что переселенцев просто уничтожают. Или другой вариант – ждут, когда Донбасс получит особый статус, чтобы по-быстрому их туда сплавить.

– Вы известный волонтер, вам предлагали какие-либо политические силы вступить в партию? Сейчас это очень модно.

– Конечно, предлагали, три раза.

– Вы согласились?

Нет. Я аполитичен. Я за Украину, а не за партию. Тем более мне ни одна из этих партий не нравится (улыбается). Скажем так, когда появится партия, в которой не будет никаких коррупционных составляющих и совковых технологий, я пойду в политику. Ну, если пригласят.

А такое возможно?

Я надеюсь, что доживу до этого.

– В одном из интервью еще год назад вы сказали, что война будет тяжелой и долгой. Что об этом думаете сейчас?

– Теперь я могу сказать, что война у нас будет всегда. И можно даже не фантазировать на этот счет. Под влиянием России мы находились 300 лет и сделать вид, что мы сейчас будем «спілкуватись на українській мові», а москали там где-то поздыхают – о таком можно даже не мечтать. И там полно маргиналов, которые готовы воевать, им только дай команду и зарплату, которую им платили в Донецке тогда, по 400-500 долларов в день. 

Как, по-вашему, нужно поступить, чтобы все скорее закончилось?

– Просто нужно быть человеком. Придерживаться того, чему тебя учили в школе: любить Родину, не красть, не предавать. Не продаваться за гречку или еще какие-то обещания. И все. Никакой Путин на тебя влиять не будет. Если ты нормальный, самодостаточный человек, тебе не нужны чужие обещания лучшей жизни.

–Недавно вы выпустили комиксы про героев АТО «Охоронці країни», часть средств от продажи которых тоже будет перечислена на помощь ребятам. Проект очень интересный. Как долго вынашивали идею?

– Идея была всегда. С детства любил комиксы. Не было культуры. Полгода назад рассказал об этом другу, ему понравилась идея, начали работать. Сейчас он пишет все сценарии. Планируем сделать 10 выпусков.

– Как подбирали героев?

– Главные персонажи имеют реальных прототипов. В основном это мои знакомые ребята. Художник срисовывал их с Facebook. Все события происходят в параллельном мире, но истории абсолютно реальные. Во втором выпуске одним из главных персонажей станет девушка, которую, кстати, мы тоже срисовали с реального человека, думаю, все сразу ее узнают. Но пока не буду раскрывать всех секретов.

– Что сами парни говорят о комиксе?

– Им очень понравилось. Просят еще.

Оксана Юрченко

Фото Сергея Марченко 


Уважаемые посетители - давайте ВМЕСТЕ сделаем сайт лучше!

Нашли ошибку или опечатку в тексте - помечайте её и жмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке тут же увидит автор статьи и оперативно сможет ее исправить.