Интервью

18/01/2017 - 11:41
1 910
Днепрянин Эдик Альварес отправился в кругосветное путешествие, когда ему было 20 лет. Проведя в кругосветке год и пять месяцев, он истоптал восемь пар кроссовок, ел змей и тараканов, посетил пять из семи чудес света, нелегально пересекал границы государств и встречал самых «отбитых» преступников Латинской Америки. Как плюнуть на все правила и осуществить свою мечту, читайте в эксклюзивном интервью для «Днепропетровской панорамы».  – Первый вопрос, который возникает – где деньги взял на кругосветное путешествие? – Я учился в ДИИТе, жил как все. Ходил на пары просто потому, что так нужно. Мне было не интересно. Сообщил своему другу о своих планах, он парень легкий на подъем, и вот мы отправились в путешествие. За 230 долларов купили билеты в Таиланд и 200 долларов у нас было с собой. – Получается, что ты зарабатывал в дороге? – Да. Первую работу нашли в Китае. Снимались в массовках в кино. Так как хорошо владеем английским, то позже преподавали язык местным. Спустя время друг решил остаться в Китае. Он нашел себе хорошую работу, и после совместного трехмесячного путешествия дальше я отправился сам. – Как тебя родители вообще отпустили? – Знаешь, я до кругосветки тоже много путешествовал. Три универа бросил (улыбается). Я считаю, если человек чувствует тягу к чему-то, то он должен пробовать, а не дискутировать. Нужно найти себя. Поэтому родители, видимо, особо и не препятствовали. – План или график путешествия был? – Мы точно знали, что сначала отправимся в Азию и 100 % будем работать, работать кем попало. Например, за три недели проживания в Таиланде мы потратили всего 30 долларов, жили в палатке и тратили деньги на еду. Далее была Малайзия, потом Китай. Грубо говоря, зарабатывали на визу и билет, а потом переезжали. В Китае мы преодолели 20 тыс. км автостопом! Очень хотели увидеть китайскую стену. Конечно, возникали сложности в общении с местными. Там практически никто не знает английский. Представь, если бы ты здесь говорил с окружающими на китайском. Пару фраз выучили. Главное, если водитель остановился, не говорить с ним (улыбается). Ведь услышав фразу на китайском, он думает, что ты владеешь языком. Услышал, что по дороге, сел в машину и молча езжай. Да, кстати! Свой День рождения (21 год) я встретил на мопеде в поездке по Вьетнаму. – Где еще в Азии был? – Лаос и Камбоджа – очень жесткие страны. Политический режим. Зарплата в 30-40 долларов в месяц. Там дома стоят на столбах. Так они пытаются обезопасить себя от змей и наводнений. Все из дерева, нет света, туалета. Если у тебя есть мопед, значит ты уже что-то зарабатываешь. Грубо говоря, есть центральная трасса, которая идет через всю страну. Левее или правее уже джунгли. Только в столице живут более или менее. Очень большая пропасть между богатыми и бедными. Или ты лежишь и греешься возле костра, или на Хаммере ездишь. В Лаосе работал в хостеле. Платили 3 доллара в день и спал на кровати, а не в палатке (улыбается). Далее был остров Бали. Жил там у друга, он тоже из Украины. Катался на серфе и бродил по вулканам. – Как визы получал? – Документы фотошопили, чтобы получить визу (улыбается). У меня была справка из «ПриватБанка», что у меня есть 50 долларов, но я решил дорисовать ноль. Все равно в Малайзии никто проверять не будет, сколько у меня на счету. Но этот случай был единичным. – Сколько вещей брал в поездку? – Туристический рюкзак, палатка, спальник. Брал очень мало. Прекрасно понимал, что ходить придется очень много, и каждый лишний килограмм ощутят мои ноги. Штаны, термокофта, пара шорт, пара кроссовок. Лекарства. За все время путешествия один раз была температура и отравления пищевые. Был в таких странах, где укус одного комара может вызвать малярию, а как только вернулся в Днепр, сразу заболел. – Какая страна вызвала больше всего эмоций, где бы ты остался жить? – На данный момент я посетил 60 стран. Знаешь, нет такой страны! Ведь я вернулся домой. В каждой стране классно. В Китае и США можно неплохо зарабатывать. В штатах, например, я заработал на Ford Focus через полтора месяца работы там. Ценности у них там другие. Там человек с iPhone – это норма, а у нас – это китч. – Расскажи о пути, который ты проделал один?  – Если хочешь себя проверить, нужно ехать одному. Во Вьетнаме я купил мотоцикл и проехал на нем всю страну один. Даже поговорить не с кем было. 12 дней молчал. Попробуйте хотя бы один день ни с кем не говорить и не переписываться в соцсетях. Первое время прикольно, романтика. Остановился, поставил палатку на горе, развел костер. А потом начинаешь немного «грузиться». – С криминальными элементами пересекался? – В Латинской Америке встретил. В Рио-де-Жанейро бродил по фавелам (трущобы в городах Бразилии. – Прим. ред.). Посетил фавелу Росинья. Перед Олимпиадой в Рио ее танками зачищали. Полиция заходила туда и в них стреляли, поэтому призвали армию. Но не все фавелы – это бандиты. Там живут учителя, водители автобусов, строители. Да, много воруют. – Тебя грабили? – За все путешествие ничего не украли. Я же выглядел так, что это мне подать нужно (улыбается). Отбирать у меня нечего было. – Были моменты, когда в голове появлялась мысль остановиться и вернутся домой? – Да, конечно. Но когда ты уже прошел полпути, не нужно возвращаться назад. Шагайте вперед. Благодаря этому я попал в США. Подал на американскую визу, находясь в Индонезии. Собрал документы и отправился в посольство. В анкете написал, что работаю по фрилансу и имею три неоконченных высших образования. В анкете был пункт «Какое место вы хотите посетить в США». Все пишут Нью-Йорк. Я когда-то боксом занимался, поэтому придумал историю. Написал, что хочу увидеть Медисон Сквер Гарден (спортивная арена Madison Square Garden. – Прим. ред.), так как там когда-то братья Кличко завоевывали свои титулы. На собеседование пришли все местные и я один иностранец. Все были одеты в костюмы, а я в майке и в шортах. Консул был молодой парень, который отказал передо мной семерым. Консул на меня не смотрел, только в анкету. Я ему сказал, что нахожусь в кругосветном путешествии. Спросил об образовании, я ему сказал, что программист. Он поднял глаза и сказал, что тоже программист. Я конечно напрягся. Подумал, хоть бы разговор не завел на эту тему, ведь я уже ничего и не помню.  Когда он увидел, сколько мне лет, задал мне вопрос: «Тебе 21 год и уже посетил 47 стран? Ты должен попасть в Америку!» И ставит мне штамп в документах (улыбается). Люди в костюмах смотрели на меня с диким удивлением. – Значит, увидел Нью-Йорк? – Не просто город, я еще посетил самую знаменитую спортивную арену в мире! Попал на бой Василия Ломаченко (чемпион мира по боксу). – Как? Как ты туда попал? – Диаспора помогла. Подошел мужик и на украинском: – Хлопці, а ви звідкіля? – З України. – Ось вам квитки на бій Василя». Удача меня преследовала. В Нью-Йорке была тяжелая работа. Мебель грузил. Работал на стройке, грузил мусор. Я жил на Манхеттене, а работал в Бруклине. Нужно было встать в 5 часов утра, проехать 2 часа на метро. Платили 100 долларов в день. Для этого города это небольшие деньги. – Что такое удача? – Пять дней можно голодать, а на шестой тебе обязательно повезет. – Каков был твой вояж к янки? – По штатам я проехал 20 тыс. км. Был в Майями, Вашингтоне, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, посетил Техас, Калифорнию. Видел Большой каньон. – Украинцев встречал? – Очень много! Это были путешественники и жители. Помню, как в США сломалась машина, и мы (на тот момент Эдик путешествовал в компании. – Прим. авт.) радиаторную трубку заклеили нашим украинским клеем «Секунда». Еще 70 км проехали потом. Добрались до СТО, но заменить эту трубку нечем было. Нужно было подождать до утра. Рядом был Walmart (гипермаркет), и мы на стоянке припарковались. К нам подошла женщина, видимо, сотрудница маркета. Мы разговорились, и оказалось, что у нее есть друг из Украины, который живет в 200 км от нас. В общем, она предложила нам остаться у нее, а не на стоянке. Постелила нам на своей кровати. Представляешь?! Чужой человек привел домой троих молодых ребят, которых знает несколько минут. Через два дня мы уже были в гостях у ее друга из Украины, и он нас тоже принял. – После США куда отправился? – В Латинскую Америку, посетил много стран. Историй не на одно интервью. Бесплатно посетил Мачу-Пикчу (чудо света). Лезли сквозь джунгли в дождь. Дергаешь лиану и думаешь, как бы на тебя змея не свалилась – это экшн. Я, кстати, за путешествие порвал восемь пар кроссовок. В Бразилии посетил знаменитый пляж Копа Кабана. Бразильянки – очень красивые девушки. Еще в Латинской Америке очень жесткая война полиции с организованной преступностью, в частности с группировкой Mara Salvatrucha (Мара Сальватруча, «бригада сальвадорских бродячих муравьёв» или MS-13). В некоторых странах на перекрестках стояли полицейские с огнеметами, а сами участки похожи на крепости. Местные рассказывали истории о том, как похищают людей, торгуют наркотиками, убивают и даже вешают людей на мостах. Жуть. Я в McDonalds зашел и увидел парня, который без рук и без ног сидит, его девушка кормит с рук, а на лбу у него отличительный знак MS-13. Я есть перехотел. – А сам нарушал закон? – Да, например, в США ездил без страховки на автомобиле. За это могут посадить. В метро Сингапура перепрыгивал через турникет. За это депортировали на год. Сел в вагон, ехал в аэропорт, чтобы улететь в США. На одной из остановок ко мне подошли полицейские и показали мне на распечатанных фотографиях, как я перепрыгнул через турникет (улыбается). Хотели оштрафовать на 400 долларов, но у меня действительно не было денег. Да и по мне было видно, что их у меня нет. Пояснил, что еду в аэропорт, чтобы улететь. В метро обратно впустили, и я доехал до аэропорта. – Что не нужно делать в путешествии? – Не вздумайте нелегально переходить границы стран. Был такой опыт в Боливии. Чуть не посадили в тюрьму. – Дай совет людям, которые никогда не путешествовали? – Во-первых, поймите ваше ли это или нет. Но точно не бойтесь рисковать. Я мог заработать деньги в Китае или Америке, потом приехать в Днепр и купить квартиру. Но заработок денег не был моей целью. Я хотел эмоций, и чем они ярче, тем лучше. Были тяжелые времена, когда хотел написать маме, чтобы она прислал мне деньги. Но что-то останавливало меня. Были такие времена, когда неделю питался одним рисом. Я кстати на 25 кг похудел за время кругосветки. – А какую экзотику ел? – Ел змею, но это было случайно. Я просил курицу (смеется). Видел во Вьетнаме, как собаку жарят на гриле, тараканов ел в Таиланде. Местные их не едят – это для туристов. – Как проводишь сейчас время, когда вокруг комфорт? – Я уже месяц дома и временами мне дико. Просыпаешься, а тебе мама все приготовила, уют. Привык к определённому ритму жизни, а в путешествии радовался пачке вафель. С родителями по вайберу общался. Знаешь, когда видишь их каждый день, не ценишь это. Я вот вернулся и увидел, как мама постарела, а папа набрал вес. Автор Никита Дрюченко Следить за путешесвиями нашего отчаяного и безбашенного героя вы можете подписавшись на его страницу в Instagram по ссылке.         
16/01/2017 - 10:30
1 949
Заместитель мэра проиграл свое первое дело, был учеником Бориса Филатова, летом ездит в мэрию на велосипеде и играет в компьютерные игры. Обо всем этом читайте в эксклюзивном интервью для «Днепропетровской панорамы».  Справка: Родился Александр Санжара в Львовской области, образование получал в Львовском военном лицее, после переехал в Днепр, где учился на юридическом факультете Таможенной академии. С 2005 года адвокат, а ныне заместитель мэра Днепра. – Во сколько начинается ваш рабочий день? – В 9 утра. У меня две машины, но стараюсь летом добираться в мэрию на велосипеде. Паркую свой транспорт внутри горсовета. Охранники не против. Заканчиваю работу около десяти вечера. – Работаете без выходных? – Был период времени, когда выходных у меня не было на протяжении 6 месяцев, но сейчас стараюсь отдыхать. – Вы создаете впечатление человека очень сдержанного и спокойного, который всегда себя контролирует. Это для того, чтобы экономить энергию для работы? – Это мой состав характера. – В свободное время что смотрите, слушаете? – Хороший сериал «Suits» о юристах. Когда отдыхаю, стараюсь не смотреть сериалы про работу, но этот толковый. Отмечу сериалы «Теория большого взрыва», «Игра престолов», «Как я встретил вашу маму». А еще многие удивляются широте моих музыкальных вкусов. Слушаю все. От Марка Нопфлера до Нюши. – Я знаю, что вы любите компьютерные игры? Сейчас играете? – Когда-то я очень серьезно играл в «Lineage». Был кланмастером, замки держал, руководил осадами. Были эпические битвы (улыбается). – В прошлом году больше всего в вузы города подали заявлений на юридические факультеты. Почему эта специальность так популярна? – Отвечу собственным примером. Где-то в шестом классе я понял: все, что я делаю руками, получается плохо. Мой дедушка пытался приучить меня к труду, а делал я все крайне плохо. Я очень любил читать и не любил работать руками. Я с 2005 года адвокат, люблю свою работу по сей день. Юрист – это престижная профессия. Но нужно понимать, что не все юристы становятся миллионерами. Я много работаю, но на Bentley не езжу. Но и на жизнь не жалуюсь (смеется). Американские юристы к 30 годам становятся миллионерами, но зарабатывая большие деньги они все равно оказывают бесплатную правовую помощь, и она качественная. Хочу отметить, что есть много заблуждений касательно юридической профессии. Если вы купили фотоаппарат, то сразу фотографом не станете. Все на самом деле сложнее. Точно также и с юриспруденцией. Нельзя просто прочитать кодекс и стать юристом. Необходимо образование. – Насколько эффективны центры бесплатной правовой помощи? – Если нет денег на профессионального юриста, то здесь вам помогут хотя бы поверхностно. В центрах могут сориентировать, чтобы не занимались «самолечением». – Вы помните свое первое дело? – Да, конечно. Соседка моего начальника постоянно заливала его водой, но это происходило не по ее вине, а по вине ЖЭКа. Он попросил меня помочь этой женщине и ему заодно. Мы подготовили иск на ЖЭК. Через некоторое время к бабушке пришли жэковцы, запугали ее, и она отозвала иск. Получается, что первое дело я проиграл (улыбается). – Вам когда-нибудь угрожали? – Да. Но нужно понимать, что угроз, которых реально нужно побаиваться, очень мало. Мне нет смысла угрожать. В действительности – это специфика работы. – Как вы познакомились с Борисом Филатовым? – Я учился на втором курсе юрфака, и к нам пришел молодой перспективный преподаватель. Сразу было видно, что он по нашим студенческим меркам невероятно богат. Очень серьезный 28-летний человек. Представился он Борисом Альбертовичем и сказал, что будет у нас вести гражданское право. Где-то через месяц или два я попросил Бориса Альбертовича быть моим научным руководителем. А еще через шесть месяцев попросился посмотреть, как работают юристы. Получается, что со второго курса работаю с Филатовым (улыбается). Подчеркну, что он был лучшим преподавателем за весь период моего обучения. (Дата публикации 22 / Авг / 2016) Автор Никита Дрюченко
29/12/2016 - 11:57
5 309
Марина Филатова с горящими глазами говорит о легкой атлетике, открывает секреты того, каким был мэр в студенческие годы, не разделяет всех его методов работы, но отмечает его безумную любовь к городу. Она обожает читать, любит селедку «под шубой» и может сшить все что угодно. Эксклюзивное интервью для «Днепропетровской панорамы». О себе Я родилась в России, во Владимирской области, в очень маленьком провинциальном городке, который очень похож на Новомосковск. Исторически это очень важный город, так как он был резиденцией царя Ивана Грозного. Там историей дышит все. Даже улица, на которой я жила, называлась Охотный луг (в этой местности охотились опричники царя. – Прим. ред.). В 17 лет уехала оттуда. Поступила на тот момент в ДГУ. – Почему такая рокировка? – Моя мама из Украины из-под Мариуполя, а отец из России. Я хорошо училась в школе, но «золотой» медалисткой не была. До 8-го класса была круглой отличницей. Гуманитарий в чистом виде, из точных наук хорошо геометрию знала. У моей мамы есть родная сестра, Валентина Ивановна Резникова. Моя мама не имела высшего образования, но она хотела его для меня. Было сложно представить, чтобы я поступила в Москву и каждый день на электричке преодолевала 100 км. Поэтому стало логичным переехать в Украину, к моей второй маме. Жила в ее доме, она для меня была ментором.ает Я из семьи скромного достатка. Меня и брата мама воспитывала одна. А лет в 11 я поняла, что не хочу носить то, что носят все, поэтому шила себе вещи сама. Покупала дешевые ситцы за 1 р. 10 коп. метр и шила. Когда родилась дочь, я очень много для нее шила, могла и шторы пошить. Например, у одной из моих подруг до сих пор висят шторы, которые сделала я. Могла даже сшить дочери зимнее пальто. Помню еще случай. И грешно, и смешно, конечно, но нужно было пойти на похороны. Один наш друг погиб, и мне не в чем было пойти. Не было ничего черного. Я за ночь пошила себе черный пиджак. Сейчас у меня, конечно, есть помощники по хозяйству, но я умею делать абсолютно все, меня не поставить в тупик. – Вы говорите, что любите читать. А ваша библиотека пересекается с библиотекой Бориса Альбертовича? – Нет. Он человек энциклопедических знаний. Любит научную литературу, а я читаю в основном художественную (улыбается). Ещё о беге, биографии, и очень много литературы о дизайне, архитектуре, моде. На английском я читаю и художественную литературу, просто медленнее. Меня трудно увлечь книгой по психологии, например. Цифрами. В школе, если я шла в библиотеку, то мне одной могли сразу выдать семь книг. Они понимали, что если дать меньше, то я очень скоро вернусь (улыбается). Всегда читаю две книги одновременно. Кстати, моя любимая литература - это классика 20 века. Сэлинджер, Фицджеральд, Ромен Гари, Ирвин Шоу. О Борисе Филатове Познакомились мы с Борисом в ДНУ, и вышла замуж я за обычного студента. Я была на первом курсе, а он на третьем. Мы три года встречались, а потом поженились. – Красиво ухаживал? – Нет. Он никогда не ухаживал красиво, и он не делает этого до сих пор (улыбается). Секрет в том, что он человек, который считает романтизм пустым. Есть мужчины, которые задаривают презентами, охапками роз, а параллельно делают такие презенты другим женщинам. Борис очень конкретен в этом плане. Он трепетно ко мне относится, но он не тот человек, который придумывает «заманухи». Знаете, когда мы встречались, это было время полного безденежья. Мы просто встречались. Он забирал меня из универа, и мы ходили по городу, гуляли по проспекту Карла Маркса, набережной. Борис не любил ходить, а возможностей посещать кафе не было тоже (улыбается). А на счет подарков он очень щедрый мужчина. Баловал. Но они всегда были предсказуемы. – Сейчас чаще бываете в ресторанах? Возможность уже есть. – Нет. Он очень много работает, и мы практически перестали вместе ужинать. У нас есть дача в Орловщине, и раньше мы могли пойти в лес. Наделаем бутербродов и просто идем в лес. В этом он романтичный, и он инициатор таких вылазок. – А завтракаете хотя бы вместе? – У него есть время только на совместный завтрак, а я ем два раза в день. Последний раз в 16:00 и очень редко позже, но каждое утро ем кашу овсяную или пшеничную, гречневую. Мне не нужны марципаны (улыбается). Люблю простую, но качественную и здоровую еду. Я готовлю Борису каждое воскресенье или субботу. Я мастер по приготовления пасты. – Есть традиционное новогоднее блюдо в вашей семье? – Последнее время не готовим традиционные блюда, но я очень люблю селедку «под шубой». Жизнь сейчас очень изменилась. В этой стране у всех! Поверьте, у нас обычные ценности. Все хотят мира, здоровья близким. Не важно, сколько денег у тебя в кармане, если у твоего дома взрываются гранаты. – Костюмы Борису Альбертовичу вы подбираете? – Это очень большая проблема. Я не стесняюсь об этом говорить. Это живет во мне, но не в нем. У меня выработанное чутье к пропорциям и цветовым решениям. Борис – это человек, который не думает про одежду. Каждый раз, когда он одет хорошо, – это необходимость. Он очень свободолюбивый. Ему важно, чтобы было удобно, и он сам никогда не судит людей по одежке. Для него это сфера жизни, которая просто не существует. А вещи ему покупаем в отпуске, так как только там есть для этого время. – Как вы реагируете на критику мэра? – Вы знаете, я не сторонник всех его методов. Я критикую некоторые шаги, но в любви этого человека к городу я уверена на 100%. Когда начались эти плохие события в стране, я еще не осознавала всего, а он просто пытался «встряхнуть» меня и говорил: «Посмотри! Посмотри, что творится. Нужно что-то делать». Я буквально видела боль в его глазах. А по поводу критики я скажу так. Вот из чего судят эти критиканы, когда пишут, что доходы мэра возросли в два-три раза? По чему они судят? Когда они критикуют его лишний вес, ну, наверное, они правы. Я, может, тоже хочу, чтобы он лучше выглядел. Но он живет без режима. Он всегда на работе. Это человек, который не концентрируется на подобных вещах. – В чем разница между «быть женой бизнесмена» и «быть женой мера»? – Разница есть, и она в свободе. Мне больше нравилось быть женой успешного бизнесмена (улыбается). Сейчас просто каждый шаг обсуждается. Например, меня очень унижает по-женски факт электронного декларирования. Меня унижает не сам факт декларирования, а именно то, что это обсуждается публично. Ведь многие дорогие вещи я получала от своего мужчины в подарок. И он в момент дарения, естественно, не объявлял мне их стоимость. А теперь я должна была узнать стоимость его подарков из таблоидов. Мне стыдно отчитываться за подарки, которые сделал мне мой мужчина. Он же не стал состоятельным в одно мгновение. Все знают, что мы из бизнеса. Он работал с 16 лет. Почему такая реакция, я не знаю. Все то, что мы имеем, мы заработали. Это спекуляции. Некоторые свои личные вещи мы превращали в деньги и помогали солдатам. Без подробностей. Это наше личное. Не буду бить себя в грудь. – Вы сейчас публичная личность, вам это мешает? – Нет, мне удаётся сохранять разумную долю в этом. Я не публикую свои интервью и фото просто, чтобы покрасоваться. В основном все интервью, которые я даю, на 99% о спорте, легкой атлетике. – Быть женой мэра – это работа? – Вы знаете, я много месяцев даже не заходила в это здание. Когда он подал документы, я реально физически держала его в дверях (улыбается), не хотела этого. Он сказал, что здесь похоронены его родители, здесь его вся жизнь, и он знает, как сделать этот город лучше. Многие расценивают мою деятельность как пиар Бориса, но это не так. Это ложь. Я настолько уверенная в себе женщина, что мне это не нужно. Нет фактора, с помощью которого он мог бы меня заставить что-то сделать. Когда я задумала клуб (легкоатлетический), я поняла, что могу быть полезной для женщин, таких как я, такого возраста. Ведь жизнь не заканчивается. Легкая атлетика была в упадке. Теперь есть сдвиг. О спорте – Проект легкой атлетики в школах имеет аналог в других странах? – Подобные программы развиты во всем мире. Даже в таких странах, которые мы считаем неблагополучными, например, Мали. Преподаватели физкультуры, родители, дети – все позитивно настроены на участие в этом проекте. Эта программа не признана толкнуть ребенка заниматься спортом, выполняя большие нагрузки, резко выполнять какие-то жесткие нормативы. Она призвана вовлекать детей в спорт плавно, в игровой форме. Это больше похоже на «веселые старты», но каждое упражнение этой программы содержит настоящие элементы легкой атлетики. Например, имитация метания диска или копья. Легкая атлетика не просто королева спорта – это единственный спорт, который удовлетворяет запросам гармоничного развития человеческого тела. Улучшается сердечно-сосудистая и дыхательная системы, крепнут суставы и связки, мышцы становятся эластичными. А такая дисциплина, как бег на выносливость, еще и формирует характер. Это базовый спорт для гармоничного развития человека. Детям это интересно. Инвентарь красивый, красочный. Они как будто бы играют. Все занятие проходит под бодрящую музыку. Мы хотим, чтобы за эту работу преподаватели физкультуры получали бонусы. Отмечу, что мы боремся за то, чтобы эту программу на государственном уровне внедрили факультативом не только в Днепре, но и в Украине. Мы взяли 12 опорных школ во всем городе и в каждой школе разместили сумку – набор с инвентарем. От федерации легкой атлетики отправляем волонтеров, а также наших местных звезд легкой атлетики, которые будут рассказывать о своем пути в спорте, о своих достижениях. – Дети всех возрастов могут участвовать в программе? – Мы решили взять две возрастные группы: 4–5 и 6–7 классы. На обучающей части будут участвовать все детки, а в соревновательной – только те, кто постарше. В легкую атлетику приходят не как в гимнастику в 4 годика. Основной возраст – это 10–11 лет. С одной стороны, мы приучаем детей к здоровью, а с другой стороны, мы хотим раскрыть талант будущих спортсменов. Не может быть у страны, в которой нет здоровой нации, сильнейшей олимпийской сборной. Мой тренер по бегу говорит: если бы я пришла в атлетику лет в 14 лет, то стала бы достаточно успешным спортсменом. Характер позволяет. Иду к цели, отключаю боль и дискомфорт. Но в детстве физкультура была моим самым ненавистным предметом. Я всегда была худенькая, компактная, были задатки, но мне никто не показал и не рассказал, как правильно это делать. Просто беги или просто прыгай в песочницу. Мы пробовали проводить обучение по этой программе даже для самых маленьких (4-6 лет). Причём среди этих детей были дети с отставанием в развитии. И они тоже прекрасно включались в процесс. Занимались наравне со всеми. И я видела их счастливые лица.
07/12/2016 - 12:05
3 264
У него классное чувство юмора, и он безумно зациклен на работе. Во время интервью мэр не отвлекался на сообщения в телефоне и успел разгрести кучу документов на столе. Несмотря на ограниченное время, журналисты «Днепропетровской панорамы» узнали все, что хотели, за исключением того, есть ли потайной вход в кабинет городского головы. Это эксклюзивное интервью с Борисом Филатовым, в котором мы старались не говорить о политике. – Какой грех вы считаете самым страшным? – Думаю, предательство. – Можете забыть или простить такое? – Предательство никогда не забываю и не прощаю. Я могу отставить в сторону. Православным нельзя так говорить, но я действительно очень злопамятен. Грешен. – Какое преступление вы можете оправдать? – Совершенное в ситуации крайней необходимости. – Вы живете одним днем? – Нет. Я живу перспективой. Мысли нужно материализовать, заглядывая при этом далеко вперед. – Вы часто цитируете великих людей – и на сессии, и на своей странице в Facebook. Какое ваше любимое изречение? – Мой отец преподавал философию в университете. Поэтому с Сенекой, Аристотелем и Платоном я знаком с раннего детства. Откровенно говоря, иногда и сейчас хочется погрузиться в книги о вечном. Думаю, «Через тернии к звездам» (Per aspera ad astra). – Без чего вы не представляете свой рабочий кабинет? – Не могу сказать, что в этом кабинете чувствую себя очень уютно. Но я намеренно его не ремонтирую: не хочу, чтобы на этом спекулировали. С другой стороны – вот этот стол, за которым мы сидим, насколько я знаю, стоял еще у руководителя горисполкома господина Александра Мигдеева. Это старая дубовая столярка. Думаю, не стоит убирать то, что досталось, так сказать, в наследство, создавалось моими предшественниками. И даже если я решу сделать здесь ремонт, то стол оставлю. По большому счету, это ведь просто рабочее место. В моей жизни было много кабинетов, и где бы я ни находился, моя карьера оказывалась довольно успешной. В адвокатуре, в бизнесе, в обладминистрации... Но в этом кабинете есть памятные для меня вещи, например, фигурка черта из моей коллекции, еще статуэтка, которую мне подарила жена. Предметы, которые позволяют держать связь со своими увлечениями, близкими людьми. У меня нет портретов руководителей государства – есть картины. Например, в рамках арт-терапии для бойцов АТО один из них нарисовал город будущего. Он никогда не был в Нью-Йорке, но получилось очень похоже: небоскребы, желтое такси… – С чего начинается день в семье Филатовых? – Когда я занимался бизнесом, на работу не очень торопился: раньше 10-11 утра в кабинете не появлялся. Сейчас, естественно, график совсем другой: нужно приходить значительно раньше. Стараюсь быть к 8:00. У супруги также сильно изменился график, поэтому встаем в одно и то же время. – Свои рабочие вопросы обсуждаете с женой? – Нет, никогда. Я всегда придерживался точки зрения, что семейную жизнь и работу нельзя объединять. Поэтому мне непонятно, когда политики, хоть городские, хоть республиканские, в свою работу «впутывают» жен. Например, жены за них пишут в Facebook и комментируют их деятельность. – Какие сны вам снятся? – Я иногда ловлю себя на мысли, что мой мозг продолжает работать и во сне. Не могу сказать, что снятся кошмары, но спать стал хуже. Сны бывают разными, но я их не запоминаю. – У вас есть сейчас время на то, чтобы заниматься спортом? – Регулярно не получается. Раньше я занимался боксом. Сейчас, с учетом того, что нет возможности строго придерживаться режима и графика, часто приходится переносить тренировки, даже если уже договорился с тренером. В любую минуту стараюсь уделять тренировкам внимание, хотя выходит крайне редко. – Вы смотрите на город хозяйским взглядом, когда едете на работу? – Да, конечно. Например, увидел проваленные люки или ливневки – отправляю фото Лысенко, устраиваю разгон коммунальщикам. – Есть ли любимые места в городе? – С этим городом связано все, что у меня есть. Я прожил здесь всю жизнь, и со множеством уголков связаны воспоминания. Конкретного любимого места нет. Днепр для меня – единое целое. Если вы любите женщину, вы любите ее целиком – это же целый комплекс сложных чувств. (Улыбается.) – Как вы считаете, почему ваши политические соратники предали вас? У них другое видение реформ или вы их разочаровали? – По поводу «разочаровал» – спросите у них. Знаете, как в Израиле шутят: «У нас 6 миллионов президентов». Я думаю, что в нашем городе минимум 10 человек думают, что они мэры. И вместо того, чтобы заняться своими вопросами, семьей, бизнесом, общественной деятельностью, занимаются тем, что «гадят». Они не могут удовлетворить свои личные амбиции и видят свою самореализацию в том, чтобы насолить мэру. При этом их нападки особого успеха не имеют, а хуже от этого становится только территориальной громаде. – Каким вы видите Днепр через 20 лет? – Различные умники-активисты критикуют нашу работу и то, как возрождается город. Это, конечно, правильно – у каждого есть свое мнение, но логика в том, что необходимо понимать и стратегию. Следует осмыслить ее с учетом серьезных макроэкономических показателей, статистики, демографии, анализа гендерной ситуации, фактора переселенцев. В новых исторических реалиях, на смене эпох, после революции и в условиях войны, город стоит на перепутье. Днепр был индустриальным гигантом, а, в конечном счете, вошел в «занепад» по ряду причин. Теперь у города есть возможность вырваться из него. Днепр, как у нас говорят, «еще не первый, но уже и не второй». Наша задача – даже недостатки превратить в преимущества. Например, все прекрасно понимают, что донецкий аэропорт не заработает в ближайшее время. Почему бы Днепру не стать таким хабом? У меня есть наработки. Хочу привлечь английских экспертов. Моя задача – удивить всю страну. – Назовите свою формулу успеха. – Все просто: никогда не опускать руки, быть оптимистом, верить в свои силы, много и тяжело работать. Никто не говорит, что будет легко. Я работал с 14 лет: сначала копал курганы, потом был сторожем, маляром, трудился на строительстве метро... У меня было много разных профессий. Хотелось зарабатывать деньги, чтобы девочек в кино водить (улыбается). При этом я не забывал и учиться: саморазвитие очень важно. Сейчас очень увлекся урбанистикой, градостроением – это же целая наука! К сожалению, определенные политические силы и «товарищи» не дают работать. И 40% рабочего времени уходит на выяснение отношений. – Если бы у вас была возможность связаться с кем-то из великих, кому позвонили бы? Если говорить о нашем городе, то, конечно, это – Александр Поль. Он хотел построить мост, развивать металлургическую промышленность, возобновить горное дело. При нем количество жителей выросло в четыре раза, и из захудалого городишки, благодаря Полю, мы превратились в индустриального гиганта. Для города он – личность. Именно он дал городу новый импульс развития. Его же считали больным на голову, а он 13 лет бегал в правительство, рассказывал, что тут можно развивать металлургию и выбивал строительство железной дороги и железнодорожного моста. Сейчас ищу его могилу, потому что в этом городе было много славных градоначальников. P. S. «Хорошо, что вы пришли. Я хоть от работы немного отвлекся. Видите, какой на столе бардак…» – Борис Филатов. Автор: Никита Дрюченко, Дмитрий Дубов Фото: Сергей Марченко
06/12/2016 - 16:19
1 027
Он дружит с Григорием Тукой, активно помогает батальону «Донбасс» и называет себя аполитичным человеком. В СМИ его называют дизайнером, а он себя – обычным портным. Сейчас его футболки с патриотичной символикой и комиксы про супергероев-атошников продаются лучше, чем когда-то элитные мужские костюмы. Интервью с Леонидом Краснопольским получилось содержательным и очень интересным.  – Расскажите немного о своей жизни в Донецке, чем занимались? – Долгое время руководил текстильной фабрикой, потом открыл свой бизнес, шил и продавал одежду. Потом начались известные события. Около моего магазина поставили блокпост, и бизнес как-то не пошел. Всю весну и половину лета 2014 года мы ждали, когда придут украинцы и нас освободят. В середине марта я пошел устраиваться пресс-секретарем в батальон «Донбасс», но Семенченко меня не взял и, наверное, этим спас мне жизнь. Потому что те события, которые потом там происходили, показали, что просто Бог отвел. С Семенченко отношения не сложились, а с «Донбассом» общаемся и помогаем и сейчас. В общем, сначала волонтером стала моя жена, возила ребятам воду, одноразовую посуду, еще что-то. Я считал, что она занимается ерундой и просто подвергает опасности свою жизнь. Как-то нужно было собрать деньги на рации. К тому времени уже три месяца бизнес не приносил доходы. Утром я написал пост в Facebook, а к вечеру у нас уже были деньги на пять раций, еще и на прицел. И пошло-поехало. Связались с командирами, они нам давали списки, чего не хватает. Мы собирали деньги. Люди тогда, конечно, давали денег немерено. Была проблема: было за что, но не было где покупать снаряжение. Потом шили форму и броники для ребят из аэропорта. Кстати, наши бронежилеты оказались настолько качественными, что служат до сих пор. – Что стало точкой отсчета, когда поняли, что нужно уезжать? – Все закончилось, когда к нам на фабрику пришли непонятные люди, типа НКВД ДНР с автоматчиками и арестовали меня, отобрали все деньги. Так я попал на «избушку» (прим. авт.областное здание СБУ в Донецке) как военный преступник. Сидел в камере с 15-ю боевиками. Мне сразу сказали, что статья у меня расстрельная, я сидел и просто ждал. Потом пришел человек из ООН, и меня отпустили. На следующий день наш знакомый ехал в Днепр, мы с семьей собрали вещи и отправились с ним. Нам было все равно, куда ехать. – Как обосновались в Днепре? Кто помогал? – В Днепре я пришел к Борису Филатову, он тогда был замом губернатора. Он помог устроиться в Фонд помощи бойцам АТО, я понял, что это не мое, тогда меня направили в территориальную оборону Днепра, там я познакомился с Русланом Морозом, дружим до сих пор. Первый месяц в Днепре я тоже «волонтерил». Но меня напрягало просить у людей деньги. Решил заняться бизнесом. Осенью я пошел на Озерку и купил первые 30 футболок, сделали прикольные принты. Решил так: каждому, кто перечислит деньги, дарю футболку. На них оказался такой спрос, что делаю их до сих пор (улыбается). Часть средств от их продажи на нашем сайте тоже идет в общую копилку. Некоторые принты и надписи создаются по дизайну самих бойцов. – А костюмы перестали продавать? – У меня остались 30 костюмов из моей коллекции, которые удалось вывести из Донецка. Пытаюсь продать, но пока никто не покупает. Костюмы нужно шить тогда, когда экономика растет, а сейчас народ нищает. Поэтому стараемся делать другие более доступные вещи, которые себе может позволить большинство. – Как помогаете сейчас армии?   – Система уже налажена, собираем деньги, закупаем за границей форму, летом – тактические кроссовки. Вот, в воскресенье ездили в Гвардейское. Передали батальону «Донбасс» флисы и водонепроницаемую форму Gore-Tex. – Вам помогают политсилы? – Один раз нам помогли депутаты из партии «Батьківщина». И все. Я считаю так: мы даем возможность людям самим поучаствовать в хорошем деле. Вот и все. А просить… ничего хорошего из этого не получается. – Сейчас люди охотно перечисляют деньги для армии? – Слава Богу, есть постоянные люди, которые стабильно присылают, сколько смогут. Есть и бабушки, которые шлют по 10 гривен. Конечно, помогают и обеспеченные люди. Есть один человек, который спрашивает, сколько не хватает, и присылает всю сумму. Хотел давно уже это все бросить, но есть люди, которые хотят помогать, они знают мой номер карты и присылают деньги. Война ведь у нас не закончилась. Финансовые отчеты мы публикуем у себя на сайте каждую неделю.  А по поводу сумм… Один раз у нас была достаточно крупная сумма – 50 тысяч гривен, в 2014 году, сейчас мы о таком, конечно, уже забыли. У нас девиз: откажитесь от кофе и перечислите 50 гривен ребятам. А еще к нам в офис может прийти каждый солдат. Поможем, чем сможем. – У вас остались родственники или знакомые в Донецке? Что они говорят о том, что там сейчас происходит? Как настроены люди? – Да практически все там остались. С некоторыми уже не общаюсь, убеждения у них изменились. Но у меня там много и проукраинских друзей, которые там по многим причинам остались, приспособились и даже привыкли. Они ждут украинскую армию. – Сейчас вы имеете статус переселенца. Как на практике вам помогает государство? – Мое мнение такое: переселенец – это тот, кто всем и везде мешает. Мешает власти и местным. По сути люди выбрали Украину и реально за это страдают. Нам выделяют 400 гривен матпомощи на семью. Ито задерживают этот мизер на несколько месяцев. Дозвониться к ним невозможно. Нас должны проверять, что мы действительно живем здесь, а не в Донецке. Проверки у нас не было, а пока ее нет, не будет и выплаты. Короче, издевательство. Вот за что я люблю (в кавычках) режим Порошенко. За то, что вроде все для людей, но всегда есть маленькая поправочка, которая аннулирует всю хорошую работу. Еще знаю, что с донецкой пропиской вообще практически невозможно оформить субсидию. Сейчас переселенцев 1 млн 800 тыс. Мое мнение, что переселенцев просто уничтожают. Или другой вариант – ждут, когда Донбасс получит особый статус, чтобы по-быстрому их туда сплавить. – Вы известный волонтер, вам предлагали какие-либо политические силы вступить в партию? Сейчас это очень модно. – Конечно, предлагали, три раза. – Вы согласились? Нет. Я аполитичен. Я за Украину, а не за партию. Тем более мне ни одна из этих партий не нравится (улыбается). Скажем так, когда появится партия, в которой не будет никаких коррупционных составляющих и совковых технологий, я пойду в политику. Ну, если пригласят. – А такое возможно? Я надеюсь, что доживу до этого. – В одном из интервью еще год назад вы сказали, что война будет тяжелой и долгой. Что об этом думаете сейчас? – Теперь я могу сказать, что война у нас будет всегда. И можно даже не фантазировать на этот счет. Под влиянием России мы находились 300 лет и сделать вид, что мы сейчас будем «спілкуватись на українській мові», а москали там где-то поздыхают – о таком можно даже не мечтать. И там полно маргиналов, которые готовы воевать, им только дай команду и зарплату, которую им платили в Донецке тогда, по 400-500 долларов в день.  – Как, по-вашему, нужно поступить, чтобы все скорее закончилось? – Просто нужно быть человеком. Придерживаться того, чему тебя учили в школе: любить Родину, не красть, не предавать. Не продаваться за гречку или еще какие-то обещания. И все. Никакой Путин на тебя влиять не будет. Если ты нормальный, самодостаточный человек, тебе не нужны чужие обещания лучшей жизни. –Недавно вы выпустили комиксы про героев АТО «Охоронці країни», часть средств от продажи которых тоже будет перечислена на помощь ребятам. Проект очень интересный. Как долго вынашивали идею? – Идея была всегда. С детства любил комиксы. Не было культуры. Полгода назад рассказал об этом другу, ему понравилась идея, начали работать. Сейчас он пишет все сценарии. Планируем сделать 10 выпусков. – Как подбирали героев? – Главные персонажи имеют реальных прототипов. В основном это мои знакомые ребята. Художник срисовывал их с Facebook. Все события происходят в параллельном мире, но истории абсолютно реальные. Во втором выпуске одним из главных персонажей станет девушка, которую, кстати, мы тоже срисовали с реального человека, думаю, все сразу ее узнают. Но пока не буду раскрывать всех секретов. – Что сами парни говорят о комиксе? – Им очень понравилось. Просят еще. Оксана Юрченко Фото Сергея Марченко 
29/11/2016 - 15:02
1 313
Катализатором для его общественной деятельности стал Майдан, и сегодня к его мнению прислушиваются и в горсовете, и в облгосадминистрации. Коренной житель Днепра, 31-летний общественный активист Иван Васючков считается экспертом в транспортной сфере. – Где работаете и чем занимаетесь кроме общественной деятельности? – У меня стаж больше, чем у Анастасии Деевой (улыбается). Последние три года занимаюсь частным предпринимательством, консультирую бизнесменов, занимаюсь оптимизацией процессов, пишу бизнес-планы. – Работа занимает много времени? – От работы по графику я ушел уже давно. Самое ценное в жизни время - это мое личное. – Вы являетесь частью какой-то общественной организации? – Я – это часть команды «Громадський контроль». Нас пять человек - это костяк, и каждый охватывает определенный сектор. В целом в организации более полутора десятка активистов.   – А какие наиболее конструктивные общественные организации в городе? – Лично мне очень симпатичны ЭкоДнепр, Smart City, ЗОВ. – В каких реформах Днепр нуждается в первую очередь? – Нужно четко понимать, что нужно заниматься не надстройками, а конкретно реформами. – А если бы вы были мэром, то за какой сектор взялись бы в первую очередь? – За все сразу. Сложность в том, что любые реформы затрагивают чьи-то интересы. Допустим, я не поддерживаю ОСМД. Считаю, что у нас в этом случае очень ущемлен частный сектор. Главное – это политическая воля, а еще острая нехватка кадров. – Поддерживали ли вы внедрения электронного билета? (На момент интервью, законопроект еще не был принят. – Прим. авт.) – Однозначно! В этом вопросе мы сотрудничали с Яникой Мерило. Она попросила предоставить ей цифры, которые у нас есть: пассажиропоток, экономические показатели. Но есть другая сторона этой инновации. На чьи плечи она ляжет? Городская власть должна решить этот вопрос. Так как внедрение электронного билета, по сути, увеличит стоимость проезда где-то на 40–60%, до 6–8 грн. – А исследования пассажиропотока в Днепре уже закончились? – Замеры уже прошли, а само исследование продолжается. Оно состоит из нескольких этапов. Но мое личное мнение – те данные, которые уже есть сейчас, не показывают реальную картину. Хотим, чтобы в городе исчезли маршрутки-спринтеры. В Днепре должны ездить большие автобусы. Кто-то считает, что мы отстаиваем чьи-то интересы. Это не так. Это наша гражданская позиция. В моем городе мои дети не должны ездить в спринтерах. – Вам предлагают деньги, чтобы вы поддержали ту или иную политическую силу или общественный проект? – Да, конечно. Как правило, это защита чьих-то интересов. Для нашей команды этот вопрос принципиальный. Мы люди самодостаточные. Мой годовой доход позволяет мне содержать семью, двоих детей. Фейковой работой не занимаемся. Предлагали так часто, что уже не помню, кто конкретно (улыбается). Парадигма мышления людей не изменилась. – С чиновниками в горсовете сложно работать? Они вас слышат или слушают? – Неадекватных людей в горсовете нет. Они понимают и знают, что нужно делать. Но бывают и сбои. Плюс политическая дестабилизация, которая происходит в городе. Так называемая операция «шатун» очень выбивает почву как из-под самой вертикали власти, так из-под тех реформ, которые пытаются внедрить в Днепре. Нам нужна стабильность. – Какими плодами командной работы вы гордитесь больше всего? – Электронная очередь в детские сады. Сейчас эта система стала обязательной. Чуть ли не на следующий день после рождения ребенка его можно зарегистрировать в очереди. Здесь коррупция уже невозможна. – Дайте совет мэру. – Быть более толерантным к своим оппонентам. Автор Никита Дрюченко, фото Оксана Юрченко 
08/11/2016 - 14:07
514
В підземному переході в центрі Києва на розкладці з пресою видніються обкладинки з обличчями Дмитра Яроша та Володимира Кличка. Це минулорічні та позаминулорічні випуски глянцевого чоловічого журналу, що продаються за комісійною ціною. (Мар'яна П'єцух, Дмитро Ларін (фото), УП) – Скільки коштують ці журнали? – Ярош по 75, а цей по 25, – продавчиня втричі нижче оцінила Кличка, ніж колишнього лідера "Правого сектору". Дмитро Ярош зійшов з політичного Олімпу ще рік тому, покинувши лідерство в партії з популярним брендом "Правий сектор". Проте цей бренд досі грає на користь його рейтингам. При цьому Ярош складає враження людини, яка не дуже любить публічності, хоча політичні амбіції її від нього вимагають. Аналізуючи його заяви, складається враження, що він не хоче займатися політикою, а виключно військовою справою. Але, при цьому, хоче з користю використати власну політичну популярність. Після виходу з "ПС" через втрату впливу на внутрішні процеси і небажання бути "весільним генералом", Ярош створив організацію "Державницька ініціатива Яроша". І хоча назвав її своїм іменем, реально цією організацією не займається. Ярош основний час посвячує війні на Донбасі. Реально керує рухом "ДІЯ" Андрій Шараскін під бойовим позивним "Богема" (до війни Андрій був театральним режисером). Проте, все-таки, статус провідника тут залишається виключно за Ярошем. Попередньо планувалося зібрати партійний з'їзд і переоформити "ДІЯ" в партію у вересні місяці. Але цього не сталося. Ми зустрілися з Дмитром Ярошем в Києві, куди він щойно приїхав з зони АТО. У цей день тривала сесія Верховної Ради, але чинний народний обранець замість сесійної зали сидів в невеличкому офісі руху "ДІЯ" в центрі міста.  Своїм розташуванням – у підвалі старого та похмурого нежитлового будинку, який сховався в тупику подвір'я за гаражами – офіс організації під проводом "демонізованого" росіянами лідера нагадав таємний бункер. У невеличкій кімнаті, в якій відбувалася розмова, з-за спини Яроша постійно виглядав скелет. – Що ви з цим скелетом робите? – Який скелет? – Ну, от, в кутку стоїть? – Та це "Госпітальєри" на ньому, напевно тренуються. "Госпітальєри" – це медична служба Української добровольчої армії, яку створив Ярош після виходу з Добровольчого українського корпусу "Правий сектор".  За словами Яроша, з ДУК в УДА за ним пішло 95% добровольців.  – ДУК я ж формував. Тобто бренд ДУК залишився, але реально підрозділи перейшли в УДА. Те, що в Києві Ярош буває рідко, вказує і відсутність власного кабінету в офісі "ДІЯ". – У мене власний кабінет є лише у Верховній Раді. Туди він поїхав одразу після нашої розмови – на засідання комітету з питань національної безпеки і оборони, де є заступником голови. – Поки ми спілкуємося, триває сесія ВР. Ви відвідали лише 5% з усіх пленарних засідань. Вас робота в залі взагалі не цікавить? – Коли я не бачу необхідності перебувати там, то чого сидіти. Я не раз казав, що від окремого позафракційного депутата не залежить нічого. Ну, посиджу, послухаю, кнопку понатискаю. І що? Я цей час краще використаю якось корисніше. При цьому, я чесний перед своїми виборцями. Коли обирався, говорив, що протягом 80% часу буду віддавати перевагу військовим питанням. Бо головна вимога моїх виборців була – не впустити війну на округ, який межує з Донецькою областю. І нам вдається виконувати це завдання. Тому тут я утисків совісті не маю. – Інколи присутність депутата дуже важлива – чи на засіданні комітету для забезпечення кворуму, чи на принципових голосуваннях у сесійній залі. – Я казав Пашинському (голові комітету з нацбезпеки і оборони – УП): "Якщо якісь стратегічні речі, ти дзвони, я приїду". І з Парубієм говорив, щоб дзвонив, якщо треба. Але не дзвонить. Ну бо що таке один депутат? Та нічого. Тим більш, коли є "договорняк", вони все там вирішили на своїх погоджувальних чи інших радах. – Інколи і один голос вирішує. Візьмемо, приклад, провалене голосування за "безвізовий закон" у червні. Тоді довелося повертатися аж через місяць до цього голосування, бо не вистачило сім голосів. Тобто "договорняк" не врятував. – Мене геть не цікавить безвізовий режим, це величезний фейк і мильна бульбашка. Ви побачите, що навіть, якщо це станеться (проголошення безвізового режиму – УП), ніяких змін позитивних для українців не відбудеться. Це фейки. – Тобто перед нами Захід грає спектакль? – Вони всі грають. Бо в кожної країни є свої національні інтереси і це закономірно, тому тут їх не треба звинувачувати. Україну не хочуть бачити як конкурента і потужного гравця. Ми це все спостерігаємо, зокрема, і на прикладі "Мінських угод", і на прикладі виборів на Донбасі тощо. Україну хочуть зруйнувати як унітарну потужну в майбутньому державу, тим більше з такою армією, яку ми зараз маємо. Ті ж самі електронні декларації. Відбулася така певна десакралізація влади як такої, прірва між народом і суспільством тільки виросла. І я думаю, що це теж штучно було зроблено для зниження впливу України як суб'єкта міжнародної політики. Україною прагнуть керувати в режимі ручного управління. – Тобто через е-декларації Захід взяв на гачок тих, в кого виявилися великі статки сумнівного походження? – Один з можливих варіантів. – Ви самі довго розбиралися із заповненням декларації? Бо в багатьох були проблеми. – Я, чесно кажучи, навіть у той комп'ютер не залазив. Дівчата заповнили. Жодних проблем не було, тому що статків в мене немає як таких, бо бізнесом ніколи не займався. – Бізнесом не займалися багато хто з депутатів, зате вони були в АТО. І деякі, складається враження з їх декларацій, трохи збагатилися. Чула історії, що дехто з тодішній добровольців, нині нардепів, намагалися "дахувати" комерційні об'єкти у прифронтових містах. Вам відомі такі факти? – Людей, які хоч один раз були в бою, я не хочу критикувати. Домислами хай займаються журналісти і політики. На моїх очах такого не було. – Ще деякі депутати відзначилися колекціями зброї. В тому числі старовинної. Ви людина військова, але зі зброї нічого не задекларували. У вас нема колекцій? – (Сміється) Я запитував у юристів, чи декларувати трофейні БМП, міномети, гармати. Вони уточнили, чи є на них документи. Немає. Тому, відповідно, їх не задекларував. Тобто, колекція трофейна в мене є. – Як взагалі ви сприймаєте це накопичення чиновниками матеріальних цінностей, які були показані в е-деклараціях? – Я не більшовик. Якщо воно законне й не крадене – то хай собі збирають. Але, зрозуміло, що у багатьох походження тих грошей сумнівне, м'яко кажучи. Але це не моя справа. Постворювали антикорупційних органів – хай вони й розбираються. – Ви вірите, що оголення статків може змінити політичні орієнтири українців, чи українці й далі легко будуть вестися на яскраві обіцянки та підкуп? – Та, власне, хіба хтось не знав, що там крадуть? Усі все прекрасно знали і раніше. Кажуть, електоральна пам'ять працює чотири місяці, потім всі все забудуть, і люди проголосують за тих самих злодіїв, які зараз показали свої статки. Проблема в тому, що людьми маніпулюють, зокрема через олігархічні і монополізовані медіа. Відбуваються революції, проливається кров, війна іде, а люди далі голосують за стару еліту. Так виходить, що 10% людей зробили революцію, а 90%, які не брали жодної участі в революційних процесах, визначили майбутнє народу. Ось чому я не демократ. – У вашій декларації лише депутатська зарплата. Грошових активів у вас немає. Ваша сім'я живите за одну вашу зарплату? – Практично. Крім того, два зяті воюють, вони мають якусь матеріальну допомогу. В нас – це єдиний котел. І декларувати ці кошти якось не доводиться. Повірте, я ніколи не крав і красти не буду.  – У вас задекларований бренд "Правий сектор". Бренд якісь гроші приносить? – Я мусів його декларувати, бо був власником. Але у вересні вже переписав право власності на хлопців (з "Правого сектору" – УП), на їхнє товариство з обмеженою відповідальністю. – Ви пробували на бренді якось заробляти, від друку логотипу на сувенірній продукції, наприклад? Тим паче, гроші можна було на утримання добровольців скеровувати. – Я не бізнесмен. Але був би не проти, якби хлопці на цьому якось заробляли. – А хтось взагалі контролює використання цього бренду на сувенірній продукції? – Думаю, що ніхто не контролює. Так само, як і випуск візиток Яроша. – Бренд "ДІЯ" поки не є таким популярним. Ви плануєте брати участь у ймовірних дострокових парламентських виборах, чи будете ще нарощувати м'язи? – Думаю, що будемо брати. Можливо, в якомусь альянсі. До речі, у нас дуже цікава ситуація. Ми ще не маємо партії, але в соціологічних дослідженнях вже фігуруємо саме як партія. Скільки нам дають? Різні цифри, від 1-го до 3-ох відсотків. Але в Адміністрації президента я чув навіть трошки більші цифри (йдеться про закриті внутрішні опитування – УП). – Чи можливі розмови про об'єднання на момент виборів зі "Свободою", "Національним корпусом" і "Правим сектором"? Чи попри великі шанси спільним блоком пройти в парламент (в 2014-му "Свобода" і "ПС" спільно набрали 6,5%), – у націоналістів така ж проблема, як у демократів, що не можуть об'єднатися? – У політиці з усіма можна говорити. І зі "Свободою", і з "Азовом", і з "Правим сектором". Але така проблема є. Мені, наприклад, не йдеться, яке місце у списку займати. У мене найбільше бажання – по максимуму завести реально хороших хлопців, які жертовно воювали, і щоб вони там діяли вже як фракція або депутатська група. Це було б супер. А я там би уже не сидів, а мав би повне моральне право піти і займатися іншими речами. Якби раптом сталося чудо і націоналісти з усіх партій об'єдналися, то можна було б розраховувати на дуже хороший результат, понад 20%. Це стало б орієнтиром для суспільства. Але всі й усе зроблять для того, щоб націоналісти не об'єдналися. Я це так само добре усвідомлюю. – У 2015-му році на місцевих виборах в "ПС" були хороші шанси, але "ПС" участі у виборах не взяв. Гуляє така версія, що причиною неучасті було створення проекту "УКРОП". Тобто Ігор Коломойський, який допомагав тоді оснащенням для ДУК "ПС", попросив вас не переходити дорогу. – Ні, "УКРОП" не був жодною перепоною. Ми тоді робили соціологію: на Дніпропетровщині рейтинг у "ПС" був до 10%. Він не перетинався з рейтингом "УРОПУ", бо "ПС" займав свою нішу. Не брати участі у виборах – це було рішення проводу, з ним всі погодилися. Ми розуміли, що на той час існувало багато людей, які були не дуже контрольовані. І ми боялися, що вони просто будуть дискредитувати саму національну справу. Це було б дуже погано. – У випадку дострокових виборів до парламенту вам потрібні будуть чималі кошти. Якщо Ігор Коломойський запропонує допомогу? – Я в олігархів не брав, не беру і не буду брати гроші на політику. Це моя принципова позиція. На війну – скільки завгодно. – За які фінансові ресурси діє ваша організація? Банально, потрібні кошти на оренду офісу і зарплату офісним працівникам. – У нас є люди, які займаються задекларованим бізнесом. Такі витрати, як утримання офісу або кілька зарплат, їй під силу. З лютого я робив об'їзди по областях, об'їхав більше половини, і ще планую. Усюди, крім зустрічей з активом, зустрічався також з малим та середнім бізнесом. Крім того, ми створили такий майданчик "Комітет національної дії", щоб максимально розширити кадрову базу руху, який є у нас в умах, і який ми намагаємося формувати. Туди входить середовище Тараса Стецьківа, в якому всі самодостатні люди, яких не треба утримувати. Є хлопці з руху "Вільні люди" (координує нардеп з "НФ" Андрій Левус – УП). Вони зараз займаються питаннями економічною деокупації, і в них теж є ресурс. Тобто ми намагаємося об'єднати людей, які вже приходять з чимось, а не просто голі й босі. В "Комітет" постійно підтягуються різні середовища. Останнє – це Асоціація фермерів, куди входять п'ятдесят тисяч фермерських господарств. Ми їх теж розглядаємо як людей, які можуть самостійно забезпечувати свою діяльність в областях. Водночас, це реальний ресурс. При цьому, він не олігархічний, що дуже важливо. – Колись Валентин Наливайченко також хотів створювати якусь свою праву партію. Ви з ним спілкуєтеся щодо об'єднання зусиль? – Ми не вели переговорів щодо об'єднання. Але спілкуємося постійно, у мене з ним доволі товариські нормальні стосунки. Але поки давайте не забігати так далеко наперед. Повірте, про партії мені зараз йдеться в останню чергу. – Ну хоча б приблизно уявляєте, на коли може бути з'їзд вашої майбутньої партії? – Ні, поки не уявляю. – Але хоча б знайшли партію, яку в майбутньому будете перейменовувати на "Державницька ініціатива Яроша"? – З десяток, мабуть. Приходять, здаються з потрохами. – Ви пішли з "ПС" через надмір радикальності в активі руху? – Через ідеологічні розходження. Я врешті ніколи не був радикалом. Революціонером – так, є, був і буду. Але радикалом – ні. Для мене "Правий сектор", в першу чергу, це хлопці, які на той час і зараз перебувають на фронті. 95% лишилися зі мною. Це 5-й і 8-й бойові батальйони, медична служба "Госпітальєри", управляння розвідки, польова жандармерія. В "ПС" залишилися чудові хлопці, вони молоді, гарячі, мають своє бачення. Я просто не хочу заважати якимсь процесам. Бо ті хлопці ще можуть сказати своє позитивне слово. Хлопці хочуть займатися революцією і політикою, хай займаються – а ми займаємося більше війною. Це наразі найголовніше наше завдання. – Ви не радикал, але революціонер. А чим радикал відрізняється від революціонера? – Революція – це, в першу чергу, відповідальність за свої дії. Національна революція – це відповідальність за долю нації, народу і держави. Бо знову опинитися в стані повністю поневоленої нації я би не дуже хотів. Так само не хотів би знову займатися національно-визвольною боротьбою, сидіти по криївках і говорити, що ми колись виборемо державу і наші діти будуть в тій державі нормально жити. Я би хотів втримати той плацдарм, який ми маємо. Він недосконалий, він часто знаходиться в неоколоніальному стані, в стані ручного управління. Але при тому всьому, окрім націоналізму, немає ідеології, яка б могла зробити Україну заможною, квітучою, потужною державою, яка б була суб'єктом міжнародної політики, а не об'єктом. – Ідея "Організації українських націоналістів" – це становлення незалежної соборної національної держави через національну революцію. Сьогодні це актуальні ідеї, чи можна без революцій зробити Україну потужною державою? – Революція не завершена. Ми почали процес в 2013-му році на Майдані, але досі не реалізовані ті ідеї, за які ми стояли. Однак в умовах протистояння з зовнішнім ворогом завершувати революцію бажано в мирний спосіб. Революційні зміни – це ж не обов'язково "трах-бах, напалм". Це заміна системи влади, людей при владі та структури влади. Але, насправді, я часто зіштовхуюся з проблемою кадрового голоду, навіть на рівні громадсько-політичному та військовому, не кажучи вже про державний. Щоб змінити систему влади, починаючи від президента, і закінчуючи головою райдержадміністрації, потрібен відповідний кадровий потенціал. Тому, щоб змінити всю систему, потрібен час. – Тобто ви за революцію виключно мирним шляхом? – Це було б дуже-дуже бажаним, бо насильство – це крайня форма боротьби. Люди, які проливають свою і ворожу кров, це усвідомлюють. А ті, які лише книжки читають, а потім кричать "Вперед, на барикади!", – як правило, не йдуть потім на ті барикади, але продовжують натхненно розповідати про революцію. – Якщо ваші колишні побратими з "ПС" діятимуть радикально і братимуть, наприклад, штурмом Адміністрацію президента, ви будете їх зупиняти? – Я зупиняти не буду. Там розумні хлопці, і якщо вони підуть на штурм Адміністрації президента, то, мабуть, вони будуть мати підстави для того. – Вже два роки владу лякають, що "от-от повернуться з фронту добробати і дадуть всім по повній програмі". Чи будете ви тих добробатів зупиняти? – У нас абсолютно контрольовані підрозділи. Якщо вони сюди і прийдуть, то тільки за наказом. – Ви такий наказ не дасте? – Ситуація різна може бути. Бо усьому є межа. Особисто для мене під час Майдану межею було голосування 16-го січня за ті закони. Тоді вже треба було використовувати насильство, бо іншого шляху я вже не бачив. Якщо, умовно кажучи, ця влада тотально зрадить національні інтереси, то я, не задумуючись, використаю всі свої можливості для того, щоб цю владу прибрати і привести на цей раз вже нормальних людей. Але це буде останній шанс. – Чи вірите ви, що нинішні президент, парламент, уряд зможуть завершити революцію мирним шляхом і зміною системи влади? – Я дуже хочу сподіватися, що ця влада все ж таки отямиться. Особливо після е-декларування, коли вони все ж таки спромоглися показали свої статки – і тепер, можливо, робитимуть якісь позитивні речі. Зараз важливо, щоб українці нарешті побачили світло в кінці тунелю. І для цього не обов'язково міняти прізвища у владній верхівці. – Ви слідкуєте за "Мінськими переговорами"? Як на фронті до них ставляться? – Коли там є покриття інтернету, то слідкую. Я більше ними цікавлюся з тактичних міркувань. Бо коли вони там домовляються, відповідно, може одразу мінятися ситуація на фронті, на якійсь ділянці стає більше представників ОБСЄ, перестрілок може бути менше. Але я не раз казав, що "Мінські угоди", по-перше, не мають жодної юридичної сили. По-друге, вони не йдуть на користь Україні. В тактичному аспекті я ще міг зрозуміти "Мінськ-1", тоді треба було виграти час. – Можливо, "Мінск-2" теж потрібен, щоб тягти час і наростити сили, а потім діяти за "Хорватським сценарієм" і врешті відвоювати свої землі? – Я не виключаю, що президент хоче підвищити боєздатність Збройних сил, щоб потім вести переговори з позиції сильного. Так, вони вже звітують, що в нас контрактників стає більше. Хоча, коли я дивлюся по фронту, то бачу, що є величезний недокомплект особового складу в ЗСУ, і це дуже погано. – За вашими спостереженнями і аналізом всієї ситуації, все йде до "Хорватського варіанту" чи до "особливого статусу" для Донбасу? – Я не бачу поки перспективи ні в парламенті, ні в переговорному процесі, щоб такий особливий статус був прийнятий. Тим більше, президент чітко наголошує на тому, що спочатку – безпековий фактор, а потім все інше. Правда, на превеликий жаль, він відступив від своєї ж тези про контроль над кордоном. Йдеться про фейкові місії ОБСЄ. Але в складі якоїсь групи ОБСЄ можуть бути росіяни і вони фактично працюють як розвідники і передають цю інформацію ворожій стороні. То про що може йти мова, яка місія ОБСЄ? – Але все-таки президент каже, що альтернативі "Мінську" немає. – Ми маємо розраховувати на сили українського народу, а вони достатні для того, щоб світовій спільноті нав'язати наші правила гри. Ми, врешті, на Майдані це показали: коли нам нав'язували угоду з Януковичем, народ виступив проти такої пропозиції. У світі поважають сильного, і ми зараз стали сильними по рівню боєздатності, по рівню озброєння. Тепер треба змінювати якісь правила гри. Я розумію, що люди при владі залежні від кредитів МВФ, від світової економічної кон'юнктури. Вони свої інтереси прив'язують до тих "Мінських угод". Я не раз говорив про необхідність зміни формату, розглянути альтернативний "будапештський" формат. Нам в рамках Будапештського меморандуму гарантії безпеки давали конкретні країни Великобританія і США, у яких дуже послідовна антиросійська, антиімперська політика. – Але як перенести платформу для переговорів, умовно, в Будапешт? Погрожувати, що ми відновимо ядерний статус? – Це залежить від політичної волі влади і підтримки цієї влади народом. Якщо влада і народ єдині, то можна будь-кому нав'язувати свою волю. – Чи не є заяви про ядерний статус, які лунають з боку націоналістичних політсил, – звичайним націоналістичним популізмом? Чи є у нас можливості відновити той статус? – Я ще до Майдану говорив з фізиками-ядерщиками. Фахові люди запевняли, що абсолютно реально повернути мінімальний ядерний запас з тими можливостями, які ми маємо сьогодні. Чи це потрібно і логічно прямо зараз – мені важко сказати. Я протягом останнього часу не досліджував це питання. Але, в принципі, я абсолютно підтримую те, щоб Україна повернула собі ядерний статус. І ми маємо повне право це зробити, бо всі домовленості, які ми підписували зі світом, порушені. – Чи готові ми, на вашу думку, прямо зараз до "Хорватського варіанту", тобто вже наступати і повертати землі? – З наступальними операціями я би трошки почекав. До будь-якої операції треба готуватися: формувати певні підрозділи, які можуть виконувати бойові, штурмові задачі. Але я знаю точно, що в Генеральному штабі абсолютно різні варіанти напрацьовані. – Сьогодні ви є радником начальника Генштабу ЗСУ. Що ви там радите? – У мене дуже конкретні функціональні обов'язки – я займаюся координацією Генштабу з добробатами. Я не раз наголошував, що всі наші підрозділи підпорядковані командуванню АТО і жодного неконтрольованого руху немає. Я хоч і частково займаюся політикою, але, в першу чергу, я солдат і знаю, що треба виконувати наказ. На війні отаманщини чи анархії допускати не можна. – Минулого року ви розповідали, що частина ваших бійців-добровольців мають легалізуватися в підрозділі СБУ "Альфа". Що в результаті з того вийшло? – Цей процес припинили. Туди вже навіть відібрали необхідну кількість людей, але ми загальмували цей процес. Тому що ми хотіли сформувати під егідою СБУ фронтовий підрозділ. Але на передку стоять зараз виключно ЗСУ, а всі інші працюють по тилах. – Ви й далі не сприймаєте варіант вашим добровольчим підрозділам влитися в ЗСУ, які воюють на передку? Тим самим ваші бійці отримають соціальний захист? – Ми зараз спостерігаємо дуже цікавий зворотній процес. Офіцери, рядові, сержанти з ЗСУ приходять до нас. Тобто хлопці, які відвоювали, яким важко соціалізуватися в тилу, хочуть воювати далі, і йдуть до нас в добровольчу армію. А йти в ЗСУ (по контракту – УП) у них великого бажання немає, бо там достатньо проблем. В усякому випадку, їх більше, ніж у нас, хоча ми теж далеко не святі. Найбільша проблема Збройних сил, що вони досі залишаються такими ж радянськими за суттю, за мисленням, за плануванням. Зміни, звичайно, є, але ще не ті. – Якби УДА увійшла в ЗСУ, вона б втратила якість? – Для нас дуже важливо залишити нашу систему ієрархії. Адже система логістики, система виконання бойових завдань, планування операцій у нас набагато ефективніша, ніж у ЗСУ. НАТОвські зразки ми у себе запровадили ще на початку війни. Наприклад, ті ж брифінги при підготовці операцій. У нас – одні з найбільш боєздатних підрозділів, які важливо не загубити і не розчинити в ЗСУ. Бо це така позитивна альтернатива, коли до нас звертаються командири різних рівнів з проханням виконати те чи інше бойове завдання. Це приклад того, що такі підрозділи мають зберігатися. При цьому, вони повністю підпорядковані командуванню. Тому ніяких конфліктних ситуацій немає. Також ми зберігаємо наші добровольчі підрозділи з метою, щоб просунути законопроект про добровольчу українську армію за аналогію, наприклад, з територіальною обороною Польщі. Їхні бригади розвертають територіальну оборону в своїх прикордонних з Україною, Білорусією воєводствах. Бо ідея добровольчої армії, в першу чергу, навіть не у фронтових підрозділах. Там три функціональні завдання. Це добровільна територіальна оборона, це партизанський рух і це військово-патріотичне виховання. Для нас дуже важливо, щоб самодостатні, вільні, озброєні люди забезпечували безпеку своїх територій. В цьому відмінність з концепцією, яка є в Генеральному штабі та Міністерстві оборони. – Ви вже другий рік розповідаєте про законопроект про добровольчу армію. Чому так довго йде цей процес? – З декількома фракціями домовленість досягнута, але голосів все ж таки недостатньо. Я обговорював цю тему і з президентом. Він сказав: "Я подумаю". Якщо президент дасть команду фракції "Блоку Петра Порошенка", тоді голосів буде достатньо. – А що зупиняє президента дати відмашку? – Одним з його питань було: "А як це все буде фінансуватися? Дай мені навантаження для бюджету". Тобто є чисто прагматичні розрахунки, над якими ми зараз працюємо.Але я переконаний, що при прийнятті цього законопроекту, головнокомандувач, незалежно від його прізвища, отримає дуже серйозний важіль впливу на ситуацію, на переговорний процес, в тому числі, за кордоном. – Тобто проблема більше в логістиці, а не в політичній волі? Бо, будучи ще в "ПС", ви казали, що влада боїться добробатів. Сьогодні влада вже не боїться їх? – Влада завжди перелякана, революційної стихії дуже бояться. Тому не один раз доводилося переконувати можновладців, що ми займаємо державницьку позицію, що нам за державу болить навіть більше, ніж їм. А в політичних розбірках, міжолігархічних, ми ніколи не брали жодної участі. І закиди щодо приватних армій не підтвердилися протягом 2,5 років. Ми чесно захищаємо свою Батьківщину. Намагаємося показувати приклад суспільству. ЧОРНИЙ, ВІЗЬМЕШ НАДЮ В ПІДРОЗДІЛ? – Ви возили Надію Савченко одразу після звільнення на свої позиції. Якщо вона знову попросить її повезти на фронт, ви її візьмете? – (Сміється). Вона вже просто мені якось дзвонила. Я вирішив пожартувати з нашим бійцем, кажу: "Чорний, візьмеш Надю в підрозділ?" А він: "Не хочу, не хочу, не хочу!" У нас Чорний просто не любить жінок в тому сенсі, щоб вони воювали. – Савченко недавно сказала про вас, що ви шовініст... – Ну, так, абсолютний (сміється – УП). Я іноді так жартую на межі фолу. Кажу, що треба зараз взагалі позбавити права голосу жінок. Всі жінки одразу дуже обурюються, але тоді популярність зростає (сміється). – Але ж у вас є дівчата в УДА. – Та є, є. Чудові дівчата. Є такі дівчата, що фору дають хлопцям. – І не заважають у бою на передовій? – Ну, деколи заважають. Деколи не заважають. По-всякому буває. – Все ж таки, візьмете ще раз Савченко на свої позиції? Це я до того, чи Вас не насторожують її заяви? – Не думаю, що вона завербована. У неї своя життєва позиція, свої життєві погляди на все те, що відбувається. Я не підтримую її заяв про летальну зброю, про переговори з терористами. Я їй говорив, що переговори можна вести лише по обміну полоненими, але жодних політичних питань з ними не має підніматися і жодної легітимізації "ЛНР" та "ДНР" не має відбуватися. Мар'яна П'єцух, Дмитро Ларін (фото), УП
07/11/2016 - 17:27
698
14 декабря Надежда Мейхер презентует в Днепре свой музыкальный спектакль "Historia de Un Amor", в котором она выступила как поэт, автор песен и главный постановщик. Перед премьерой мы задали Надежде несколько творческих и личных вопросов.  Надежда, вы разносторонняя личность. Вы певица, актриса, телеведущая, поэт, в последнее время дизайнер. Что для вас первостепенней? Всё зависит от актуальности того или иного направления. Но, если честно, я себя не разделяю на подразделения "певица", "поэт" и т. д., скорее, я творческий человек, которому жутко интересно изучать себя и других. Над авторским арт-проектом "Historia de Un Amor" вы работали 2 года. Как проходила подготовка? Идея возникла благодаря моим музыкальным, танцевальным и литературным предпочтениям. И, конечно же, поиск того амплуа, в котором могла бы чувствовать себя абсолютно органично. Так и возник спектакль "Historia de un Amor", который состоит из авторской поэзии, песен - как авторских, так и известных, многими любимых композиций на русском, украинском, испанском языках. И аргентинское танго. А музыкальное сопровождение - уже многим полюбившегося Виртуоз-оркестра KIEV TANGO PROJECT. В основе постановки - история сложных любовных отношений. Это просто "размышления на тему" или ваши собственные переживания? В этом спектакле я хотела показать, что жизнь – это игра. И только от нас зависит, какую роль мы в ней отвели себе – жертвы или же творца. История о женщине, которая, будучи в плену чувств, принимает решение переиграть свою жизнь с главными героями из прошлого, оставившими осадок в её сердце. И в течение истории она осознанно становится уже не участником, а наблюдателем. Наблюдателем не только событий, но и своих эмоций. Путь такой женщины устлан состоянием самодостаточности, где нет места иллюзорным страданиям. Пришла пора на всё в своей жизни посмотреть с философской точки зрения. Свысока. В спектакле тесно переплетаются украинская и аргентинская культуры: чувственные украинские авторские песни вы удачно сочетаете со страстными аргентинскими танцами. А в вашей жизни главную роль играют чувства и эмоции или разум? В моей жизни чувства и разум в содружестве. При всей своей чувствительности, я рациональный и продуманный человек. Несколько лет назад в реалити-шоу "Хочу V ВИА ГРУ" вы были наставницей тройки конкурсанток, которая в итоге победила на проекте и стала новым, ныне действующим составом группы. Имея такой успешный опыт, задумывались ли вы о карьере продюсера? И поддерживаете ли вы сейчас отношения с девушками? Я не только задумывалась, а и попробовала себя в роли продюсера, хотя этого не афишировала. Девушка, с которой я сотрудничала, была восточных кровей, мы записали несколько очень интересных композиций, но возникли определённые трудности, и я закрыла проект. А с девушками из новой "Виа Гра" поддерживаем отношения, но в силу своей занятости очень редко. Чуть меньше года назад вы начали создавать одежду под собственным брендом. Для вас это бизнес или еще одна возможность проявить себя? Всё, в чём я себя открываю, со временем становится бизнесом. Создание одежды не стало исключением – это мой бизнес. В Киеве в торговом центре я открыла творческую мастерскую MeiherbyMeiher. Какое самое главное ваше достижение? То, чего я хочу достичь, далеко впереди, но уверена, что на тот момент буду считать это достижением. Я – счастливая мама, жена и творческая личность. Бежать впереди паровоза не хочу, для начала нужно набрать обороты в том, что сейчас происходит в моей жизни. Вы полностью реализовали себя и в семье, и в карьере, много работали на телевидении, сейчас создали собственный арт-проект, открыли брендовый бутик. О чем еще мечтаете? Необходимо набрать обороты в том, что есть здесь и сейчас: музыкальный спектакль "Historia de un Amor", в декабре его гастроли по городам Украины и, конечно же, творческая мастерская. Хотя о мечтах вслух не говорят. Чем вы любите заниматься в свободное время, что можно назвать вашим хобби? Свободного времени практически нет. Если появляется, читаю интересные, познавательные статьи и книги. Вы – многодетная мама. Дайте совет женщинам, как совмещать семью и одновременно заниматься любимым делом и строить успешную карьеру? В первую очередь, знать, чего ты хочешь, во-вторых, самодисциплина - это очень важно, поскольку даёт возможность правильно распределить время, и, конечно, с детьми очень много помогает моя мама. Так же на подхвате всегда няня. Вы часто бываете в Днепре? У вас есть здесь любимые места или заведения, в которых вы спешите побывать по приезду в наш город? Я не очень часто бываю в Днепре. Но даже если и по работе приезжаю, всё равно не успеваю рассмотреть. Хотя город сам по себе достаточно интересный и красивый. Но, как и в каждом городе нашей страны, в Киеве в том числе, есть масса шероховатостей. Оксана Юрченко 
07/11/2016 - 10:54
689
8 декабря Сергей Притула привезет в Днепр свое юмор-шоу "Вар'яти". В преддверии концерта «Днепропетровская панорама» взяла у шоумена эксклюзивное интервью.  Вар'яти-шоу існує вже 6 років, за цей час ви об'їздили майже всю країну, дали в цьому році вже 100 концертів, у вас вже є свої шанувальники. Як прийшли до телевізійного формату шоу? Природній етап еволюції. Навіть частково обернений. Зазвичай якісь проекти стають популярними спочатку на ТБ, а потім їдуть з гастролями. А ми 6 років «бомбили» по містах та селах і, зрештою, телепродюсери звернули на нас увагу. Тепер, окрім концертів, є і телеверсія нашого шоу. Зараз на екранах дуже багато гумористичних шоу і передач, в яких беруть участь екс-учасники КВК. Чи є відмінності з «Вар'ятами» крім мови? На мою думку, головна відмінність у тому, що ми не топчемось на ниві політичного гумору, який є зараз найпопулярнішим в країні. Нам більш комфортно жартувати у побутовій площині, і переповнені зали на наших концертах засвідчують, що ми рухаємось у правильному напрямку! Інші відмінності більше цікаві вузькому колу представників нашого «цеху», аніж широкому загалу. Як давно ви знайомі з іншими учасниками команди? І де відбувся перший виступ «Вар'ятів»? Із половиною учасників шоу я знайомий 15 років, з часів коли ще був учасником, а потім і капітаном команди КВК «Тернопільська Особлива» (віце-чемпіон «ДніпроЛіги»). З Жогло познайомився в 2009-му на якійсь «солянці» у Чернівцях. Його партнер по дуету Вальон і гітарист Полупан приєднались до колективу трохи пізніше – 3 і 4 роки тому відповідно. Тож на першому виступі «Вар’яти-шоу», який відбувся у Тернополі 28 травня 2010 року, їх ще не було. Тоді взагалі на сцені було 10 чоловік, з яких зараз залишилось троє. Але це природній процес становлення будь-якого проекту. Наш - не виняток. Зараз дуже актуально жартувати на політичну тему або, як кажуть, «нижче пояса». Ви ж від цього відмовилися. У вашому колективі є якась цензура або ви навмисно уникаєте таких тем? По політичному я вже частково висловився. Він нам не зовсім цікавий, бо на тій ниві працюють усі інші гумористичні проекти в країні. І він не є довговічним. Ми у своїй телеверсії зняли кілька мініатюр і пісень, які були написані ще 6 років тому. Спробуйте зараз подати на сцені будь-який номер на політичну тематику 6-річної давнини! І що? Хто там головні герої? Янукович, Ющенко, Симоненко, Тимошенко, Азаров! І кому це зараз буде смішно чи цікаво? А щодо «нижче пояса». У нас є жарти, де ми ходимо по «краю леза», але намагаємось не жартувати «в лоб», а робити це завуальовано, все ж на концерти люди приходять з дітьми. Тож на концертах просто є моменти, яких діти не розуміють. Як ви вважаєте, із хорошим почуттям гумору потрібно народитися або це набута якість? Сотий раз чую це запитання і жодного разу не дав якоїсь чіткої відповіді. Давайте так: я не знаю! Як ви ставитеся до чорного гумору? І які межі ніколи не повинен переступати комік? На всяк товар є свій покупець. Можу зізнатись, що мені такий гумор подобається. Інша справа – це територія, на якій він має право на існування. Якщо це закрита вечірка, де збираються любителі такого вузькопрофільного гумору, то ок. Якщо це варіант показу по загальнонаціональному каналу, то тут я не впевнений, що це доречно. А щодо кордонів у гуморі, то кожен гуморист встановлює їх сам для себе згідно внутрішнього саморедактора. Вас засмучує, коли над вашими жартами не сміються? Ні. Немає жодного гумориста, над 100 відсотками жартів якого сміються 100 відсотків глядачів. Так чи інакше, має бути аудиторія, на якій ти «обкатуєш» свої жарти. І вже після реакції цієї фокус-групи залишаєш щось, що має право на життя! В одному із шоу на Новому каналі «Зірки під гіпнозом» ви, Сергію, розігрували одного з учасників - Сергія Пастуха. Ви любите розіграші? Або в житті ви перетворюєтеся на серйозну і стриману людину? Ні, я не люблю розіграші. Не люблю розігрувати і ненавиджу, коли мене розігрують! Але це проект, який веде мій друг Саша Педан, і я з радістю вклинився у роботу в цьому проекті. Знаю, що і Саша мені ніколи не відмовить, якщо я попрошу. Іноді обставини складаються так, що є якісь речі, які стоять вище твоїх особистих «хотєлок»! У програмі «Хто зверху» з Катериною Варнавою ви часто відпускаєте в бік один одного колючі, іноді навіть образливі жарти. Які у вас стосунки з Варнавою у звичайному житті? Ви просто спілкуєтеся або тісно дружите? Ми добре товаришуємо. Це не є формат щоденних есемесок і т. д., але я в будь-який час дня і ночі можу набрати Катю і поспілкуватись. Благо тем вистачає. Особливо останнім часом. Я дуже щасливий співпрацювати з нею в одному кадрі. Вона величезний професіонал. В останньому сезоні «Хто Зверху» я просто милувався її особистим ростом в межах нашого шоу. Вона дуже часто своїми жартами виносила мене вперед ногами! Мені як креативному продюсеру шоу – це найвища нагорода за правильний вибір партнерки на кастингу! Ви - ведучий кількох шоу на Новому каналі, учасник колективу «Вар'яти». Робота забирає у вас багато часу? Як любите відпочивати? Робота займає стільки часу, скільки я готовий його на неї віддавати. Станом на момент інтерв’ю за спиною 100 концертів по всій Україні і закордоном, 65 відзнятих програм «Хто Зверху?», «СуперІнтуіція», «Страсті за Ревізором» і шоу «Вар’яти». Додайте до цього ще трохи виїздів у АТО, трохи роботи на корпоративах… коротше, за 10 місяців у мене вихідних як таких було не так і багато. Тому відпочинок – це сон. Сон, син і друзі, спілкування з якими мене надихає і окрилює!\ Оксана Юрченко  Про шоу: «Вар’яти-шоу» було створено в 2010 році кращими представниками українського гумору. Шоу позбавлене російської мови та нецензурної лексики, практично відсутні жарти «нижче пояса» та на політичну тематику – переважає побутова тема. Керівник та ідейний натхненник «Вар’ятів» – відомий український шоумен та телеведучий Сергій Притула. Сьогодні до складу «Вар’ятів» входять артисти: Сергій Притула, Володимир Жогло, Володимир Ковцун, Віталій Тильний, Сергій Полупан, Валентин Сергійчук. 2 листопада 2016 р. відбулася прем’єра «Вар’яти-шоу» в ефірі Нового каналу. Сторінка в FB Сторінка в Іnstagram Сторінка ВК Сторінка в Youtube
28/10/2016 - 14:25
3 779
Ее называют женщина-скандал, СМИ «смакуют» ее одежду и аксессуары, она знает мэра с детства и не любит давать интервью.  – Мое утро начинается с дикого звонка будильника. Он так звенит, что мне его хочется запустить подальше (улыбается). Чай делаю на ходу, попутно с таблеткой от давления. Времени всегда не хватает, но стараюсь на встречи не опаздывать. Ценю свое время и время людей. А вот когда закончится рабочий день, не знаю никогда. Утро на работе начинается с документов. Прочесть, поставить подписи. Но главное – это не документы, а люди. Я затрудняюсь ответить, сколько переговоров и диалогов в день может пройти. Жители приходят ко мне в кабинет со своими проблемами разного характера. Бывают абсурдные: «Светлана, помогите устроить родственника кого-то там… на должность…». – Стараюсь не давать советов коллегам. Считаю, что каждый специалист должен быть на своем месте. Тогда будет результат. – На прием ко мне приходит около 80 человек. Социальная сфера хорошо профинансирована бюджетом, и мы стараемся помочь всем. Думаю, бюджет на следующий год будет еще больше, и помощи, соответственно, тоже. Людям сложно о чем-то просить. Им стыдно. Но я подчеркиваю: мы готовы помочь практически каждому, кто реально нуждается в помощи. Честно говоря, воспринимаю беды людей как собственные. – В душе я не чиновник, но выкладываюсь на полную. Я человек из бизнеса. У меня на этой должности есть возможность помогать людям. В бизнесе все для меня решается быстро. В управлении городом не так. Слишком много шагов нужно сделать, чтобы выполнить задачу. Но мы работаем, упрощаем систему. – У меня нет яхт, домов, вертолетов. Я езжу на Toyota Camry 2012 года. И желания ездить на Bentley у меня нет. Да, я люблю отдыхать за границей, где тепло и есть море. Надеть шорты, майку и весь отдых так проходить. Но, как и у любой женщины, у меня есть слабость к вещам. Туфли, сумочки, платки, шарфы, бижутерия. Если бы приходила на сессии с грязной головой, неухоженными руками или в лохмотьях, что бы тогда писали в СМИ? Предпочитаю покупать вещь одну, но качественную. В моем гардеробе есть такие экземпляры, которым и по 10 лет, но они из моды не выходят. – Мое первое знакомство с Борисом Филатовым произошло в школе №73. На переменах бегали. Рой муравьев. Помню, мальчики играли в фантики, и Борис тоже. А вообще, он важный был такой, портфелем размахивал. Походка, кстати, у него по сей день не изменилась. Сейчас он мощный, а в детстве худенький, шустрый был. Его все знали, и он со всеми дружил. Коммуникабельный и контактный парень. Девочкам нравился. Его внутренний «почерк» не изменился с тех пор. В нем осталась непосредственность, он человечный, и свои ценности он проносит сквозь жизнь. – Мы можем с ним и по 2–3 дня не говорить. Но осадок после ссор не остается. Мне с ним работать комфортно. Вы прекрасно знаете, что некоторое время мы не общались, так как находились на разных политических полюсах. Но у нас с ним не было никогда плохих человеческих отношений. Когда Филатов меня пригласил сюда работать, он стойко выдержал критику. Была волна негодования, а порой и агрессии. – Сегодня с бывшими политическими соратниками я вообще не общаюсь. Переоценила многое. – Когда я уходила из «Оппоблока», я ни с кем не ссорилась. Возник конфликт с Александром Вилкулом. Мягко говоря, конфликт. – Я ходила в вышиванке еще в 90-х, а сейчас это стало модным. Никита Дрюченко          
17/10/2016 - 16:56
701
Информационный портал «Днепропетровская панорама» запустил постоянную рубрику «Эксперт на диване». Мы будем приглашать в редакцию общественников, которые наряду с городской властью делают Днепр лучше. В этот раз в редакцию мы пригласили Максима Мирошниченко.  Его посты в соцсети порой содержат информацию, о которой вы ничего не знаете, иногда даже непонятно, о чем он пишет вообще, но читать его интересно. Максим легко «забил» на карьеру журналиста и отправился воевать на передовую по собственному желанию. С виду он интеллигент, но если нужно, то опустит свой размеренный тон и даст по лицу. Максим Мирошниченко родом из небольшого поселка Апостоловского района Днепропетровской области. Школу окончил там же, а после поступил в ДНУ им. Гончара на факультет журналистики. – После окончания университета я около семи лет работал в различных изданиях. Потом мне все это надоело, и долгое время я был в творческой прострации. Далее был Майдан и работа в «Правом секторе», а после повестки, которой я был рад, отправился служить «в рідні збройні сили». Максим участник АТО, имеет статус УБД, а сейчас лечится в военном госпитале Днепра. – Жду увольнения из армии. После этого еще не знаю, чем конкретно буду заниматься, но это точно будет связано с общественно-политическими процессами в стране, регионе, городе. – Что для тебя общественная деятельность? Почему тебя считают общественным активистом? – Более корректное определение ко мне скорее всего – блогер. С натяжкой можно считать меня общественником. – Что для тебя Facebook, что это за инструмент в твоих руках? Какова цель твоих постов и почему они популярны? – Это коммуникация. Думаю, если бы не социальные сети, может быть, и Майдана не было бы в той форме, в какой он был. А так получилось, что Facebook стал одной из площадок, где люди самоорганизовывались. И, конечно, люблю поиграть в эксперта (улыбается). Приведу еще пример. Когда можно было так легко переписываться с мэром Днепра? Максим увлекается историей, военной историей. По его словам, он обнаружил то, что рядовому украинскому обывателю неизвестны исторические события, которые происходили в Украине 100 лет назад, в силу того, что мы были частью Российской империи в разных ее вариантах, включая и Советский союз. – Мы потеряли связь с нашей историей. 100 лет назад Украина также воевала с Россией. Это тоже была гибридная война. Я пытаюсь находить аналогии. – Ты эксперт на диване или диванный эксперт? – Эксперт на диване, но я могу ошибаться (смеется). Я пытаюсь писать то, о чем знаю лично. Не хочу быть просто фэйсбучным чуваком. – Много ли в Днепре «карманных общественников»? – Да, их много. С некоторыми знаком лично. Их задачи – нагнетать атмосферу вокруг решений горсовета, поднимать волну дискуссий, расшатывать атмосферу в городе. Когда Филатов стал мэром, и долгое время не могло появиться большинство в горсовете, естественно, разные политические силы пользовались «карманными активистами». Как правило, карманные общественники – это маргинальные личности. – Стать политиком не хочешь? – Мне кажется, у нас в городе люди, которые работают в горсовете, – это менеджеры, управленцы. А политики в Верховной раде. Я пока об этом не думаю. Нужно поработать над собой. – Кто или что мешает городу развиваться на полной скорости? – Ничто и никто не мешает, кроме нас самих. До Майдана всеми процессами в городе и городским хозяйством занималась исключительно элиты. Общественность никак не влияла на все эти процессы, и только в 2014 году в Днепре появился небольшой пласт социально активных людей, которые влияют на городскую жизнь. Думаю, что нынешняя команда еще не полностью постигла тонкости управления таким большим городом. Нам мешает только отсутствие опыта. – Если бы ты был мэром, с чего бы ты начал свою работу? – Я часто представлял себя на месте мэра (улыбается). Мне кажется, что первый год тратится только на то, чтобы понять все нюансы жизни города. Где берутся доходы, как они распределяются. Община Днепра имеет слабый опыт совместной работы с горсоветом. Поэтому работу начал бы с коммуникации, коммуникации с общественностью. – Дай совет мэру. – Он знает, что делает, и уверенно держится. Независимо от того, чем закончится его мэрство, он просто не должен выйти из своего кабинета, не жалея о том, что он что-то не успел сделать. Поэтому пусть успеет все. Никита Дрюченко 
12/10/2016 - 11:01
1 025
8 октября в ночном клубе «Тайм-аут» выступил MONATIK. Певец приехал в Днепр в рамках большого концертного тура в поддержку второго альбома «#MONATIK звучит». Перед саунд-чеком Дима ответил на несколько наших вопросов. – Одни любят вашу музыку, другие обожают вас за стильные танцы. Вы больше ощущаете себя танцором или певцом? – Для меня танец и музыка – неразделимые понятия. Мне кажется, что одно рождает и гармонично дополняет другое. Это неотъемлемая часть друг друга и меня тоже. – Когда вы начали танцевать? – Серьезно я начал заниматься танцами в 13 лет. На свой день рождения пошел и записался на кружок брейк-данса. – В музыке у вас особенный стиль, как вы его охарактеризуете? – По-моему, это симбиоз всего подряд. Мне этот стиль хочется называть просто современной поп-музыкой. В детстве мне очень нравился и хип-хоп, и другие стили. Проскакивала любовь к Metallica. Одно время папа подсадил меня на Deep Purple, потом появились 'N Sync, WU-TANG, The Fugees. Все это перемешалось. Я меломан, поэтому мне сложно выделять один стиль в своей музыке. Мне наоборот всегда хочется делать что-то новое, чтобы не надоедать. – В вашем творческом арсенале уже есть дуэты с Анной Седоковой, Quest Pistols Show, недавно вы записали песню с грузинским репером L'ONE. С кем еще хотелось бы записать песню? – Я не планирую наперед. У меня уже есть идеи дуэтов, но об этом вы узнаете уже в 2017 году. Пока не хочу раскрывать всех секретов. – Вы часто пишете песни для звезд шоу-бизнеса. Для кого в последнее время написали трек или для кого пишете сейчас? – В последнее время я не пишу ни для кого. А все написанное кладу на полку. Я пришел к пониманию того, что мне хочется создавать что-то свое, делать новые проекты. Возможно, когда наберусь достаточно опыта, мне посчастливится стать еще и продюсером. – Вы стали тренером в песенном конкурсе «Голос.Діти», расскажите немного об этом опыте. – Для меня это стало классным приключением. Это предложение было для меня интригой, но я ни секунды не сомневался, что сяду в кресло. Я понимал, что молодым талантам могу быть полезен именно сейчас. И просто было интересно попробовать свои силы. И верю, что все должно получиться. – У вас большая команда, сколько человек вам помогают? – Каждый день наша команда становится больше, и меня это радует. Монатики разрастаются (улыбается). Не могу сказать количество, ну больше 10 точно. – Вы всегда стильно одеваетесь. У вас есть личный стилист или вы сами подбираете свои образы? – В принципе, я всегда так одевался, поэтому кардинально другим человеком на сцену я не выхожу. У меня есть один советчик. Словом, я не играю, я так одеваюсь, мне так нравится. – Вы и танцор, и исполнитель, и автор, сейчас участвуете в телевизионном проекте. Работа отнимает у вас много свободного времени. Как вы отдыхаете? – То, чем я занимаюсь – это хобби, которое внезапно превратилось в профессию. Мне нравится моя работа, мне нравится то, где я сейчас. К этому я долго шел. Поэтому я кайфую от каждого момента. Как бы морально и физически я не уставал, мне от этого хорошо. Так в любой профессии. Если ты хороший повар, то люди приходят на твои вкусные блюда. Точно так же и артист: если ты даришь людям свою музыку, и она им нравится, ты получаешь от этого большую радость. Идет взаимообмен и это тебя мотивирует и вдохновляет. – На автограф-сессии вам подарили бабочку и подвеску. Часто фанаты дарят вам подарки? И что самое необычное, возможно, вы получали? – Мне подарили мой путь к сегодняшнему Монатику в комиксе: там есть и «Танцуют все», и «Х-фактор», и то, кем я стал сейчас. Это круто. Я большой фанат комиксов. – Недавно проходили съемки вашего нового клипа. Когда премьера видео, и чего нам ждать от него. Возможно, вы появитесь в нем в каком-то новом образе? – Я не настолько эпатажная личность, чтобы менять свой стиль. Монатик как Монатик (улыбается). Песня называется «Вечность», а клип – наше видение вечности как таковой. Это белая лирика, которая заставляет танцевать в первую очередь душу. Когда состоится премьера, пока сложно сказать. Скорее всего, это будет в начале ноября.  Оксана Юрченко 
11/10/2016 - 15:04
422
Лидия Соловьева – уникальная спортсменка из Днепра, заслуженный мастер спорта Украины, чемпионка Паралимпиад 2004, 2008 и 2016 годов, серебряный медалист 2000 года и бронзовый призер 2012-го. Уже больше 20-ти лет Лидия занимается пауэрлифтингом и за эти годы добилась фантастических результатов, а главное, она не думает останавливаться и уже начинает подготовку к следующей Паралимпиаде. Удивительно, но Лидия даже не планировала профессионально заниматься спортом, она поступила в техникум на швею-мотористку, где ее и заметил президент Паралимпийского комитета Украины Валерий Михайлович Сушкевич.  - Это давняя история, мой первый старт состоялся в 1999 году на чемпионате Европы. Изначально я не планировала заниматься спортом. Меня попросили поехать на чемпионат для общего количества команды. Первый вес, который мне поддался на соревнованиях, - 60 килограмм. И этого хватило, чтобы сразу стать мастером спорта международного класса. Тренируется Лидия по пять, а иногда и шесть дней в неделю. - Я тренируюсь пять раз в неделю. Каждая тренировка занимает до двух часов. Суббота, воскресенье - выходные дни. Если мы едем на сборы, тогда тренировки становятся интенсивнее – шесть раз в неделю. По питанию ничего необычного. Все, как и у всех, иногда могу сесть на диету, если необходимо согнать вес перед чемпионатом. После Паралимпиады Лидия взяла небольшой таймаут в тренировках, но уже сейчас начинает готовиться к чемпионату мира, который состоится в следующем году. - Мне очень нравится тяжелая атлетика, тренер говорит, что я уникум. Мои природные данные помогают добиться успеха, и это вселяет уверенность. Чтобы завоевать лицензию на чемпионат мира, нужно преодолеть два квалификационных старта, так что расслабляться не получается. Вот скоро первый турнир в Дубае, еще впереди очень важные соревнования в Украине. Спортсмены-паралимпийцы – это одна большая семья и иногда не важно, за какую страну ты выступаешь. Лидия одинаково переживает как за своих, так и за противников. - Самыми главными соперниками в Рио были спортсмены из Китая, Египта и Нигерии. Паралимпийцев нельзя недооценивать. Сюда просто так не приезжают. Выиграть может каждый, на Паралимпиаде нет слабых спортсменов. Вот, например, в категории до 40 кг две сильные девушки не смогли поднять заявленный вес, но они же за победу боролись. Это такой вид спорта, где могут не засчитать результат, чаще всего обидные осечки случаются у сильных спортсменов – им терять нечего – это самый важный старт за четыре года. Я очень расстроилась за них. По правде говоря, я за всех спортсменов переживаю. На играх в Рио Лидия установила новый паралимпийский рекорд – выжала 107 килограмм в категории спортсменов с весом до 50 кг. Интересно, что начинала свои выступления спортсменка в категории на 10 кг меньше. - Раньше, когда я устанавливала рекорды, на тренировках их не жала – только на турнирах. Рекордный вес на последней Паралимпиаде я поднимала и на тренировке, мы хотели конечно выжать 115, но на 112-ти я немного расслабилась, потому что знала, что уже буду первой. На турнирах у тренеров и игроков появляется азарт, и если есть возможность побороться за медали и рекорд, то мы идем на максимум. Неудачи олимпийцев в Рио Лидия предпочитает не комментировать, а вот паралимпийскую сборную называет семьей – и в этом главный залог успеха. - Я не буду судить олимпийцев, ведь они все спортсмены очень высокого уровня. А по паралимпийцам могу сказать, что мы все – одна большая семья. Поддерживаем во всем друг друга. Если на прошлых турнирах я в чем-то сомневалась, то на этот раз ехала в Рио исключительно за медалью, как и все наши спортсмены. Тренируется Лидия в большом зале днепровской консерватории. Здесь созданы все условия и возможности для достижения новых побед. - Мы тренируемся совершенно бесплатно, здесь есть все, большой зал с тренажерами и малый зал с гантелями. Меня условия вполне устраивают. Очень хочу сказать спасибо своему тренеру Алферову Александру Анатольевичу, который верит в меня, это безумно важно, Елене Андреевне Зайцевой, Валерию Михайловичу Сушкевчу. Без этих людей не было бы ничего. В планах Лидии хорошо выступить на чемпионате Украины, мировом и Европейском первенствах, чтобы во всеоружии подойти к своей шестой Паралимпиаде, которая состоится в 2020 году в Токио. От всей души желаем ей успеха и с нетерпением ждем новых громких побед.  
07/10/2016 - 10:52
362
Информационный портал «Днепропетровская панорама» познакомит вас с людьми, о которых не пишут в газетах и не снимают сюжеты. Это люди, которые возят нас на работу, убирают дворы, моют полы в офисах: представители «невидимых» профессий, которые делают города лучше. Сегодня невозможно представить мегаполис, город, поселок, село, которые бы не развивались, не строились, не модернизировались, не ремонтировались. Поэтому профессия строителя актуальна во все времена. «С самого детства я наблюдал за своим отцом, который был мастером на все руки. Сколько себя помню, он все время что-то ремонтировал, мастерил, красил и клеил. Потому играл я строительными кубиками, строил из картонных коробок дома. Мне было лет десять, когда мы вместе красили забор возле нашего дома. Потом было «знакомство» с электричеством и паяльником. Но самым веселым и интересным временем были летние каникулы, когда наш дом преображался с новым ремонтом. Именно тогда я очень многому научился, приобрел серьезные навыки в строительном деле. А уже в пятнадцать лет показал свой первый мастер-класс, самостоятельно отремонтировав летнюю кухню», - рассказывает Сергей Душа, каменщик-плиточник-облицовщик. На рынке строительных услуг специалист с хорошими руками и даже с образованием может получить достойное вознаграждение за свой труд. Сергей ни разу не пожалел о выборе профессии, сегодня он специалист широчайшего профиля, работает на множестве объектов от коттеджей до многоэтажек. Мужчина не отказывает знакомым и друзьям в ремонтах квартир и дач, а все работы делает быстро и качественно. «Помню, как три месяца я провозился с одной постройкой, которую легче было снести, чем отремонтировать. В 1977 году выровнять стены и потолок было занятием не из простых. Ведь какие были тогда материалы (смеется). Увидев мою работу, всегда сдержанный отец, конечно, покритиковал меня. На следующий день он подошел ко мне, похлопав по плечу, сказал: «Ну все, теперь я тебя уже ничему не научу – ты стал мастером». Эта оценка самого близкого человека стала для меня решающей в выборе профессии, да и думать о другом я больше не мог».  Важно оказаться в нужном месте в нужное время и любить свою работу. За 38 лет Сергею довелось поработать на строительстве многих объектов. «Все свои строительные университеты я прошел на отлично. В конце 80-х, во время тотального дефицита, моя бригада умудрялась практически при полном отсутствии качественных строительных материалов сделать из любого помещения «конфетку». Строителю приходится постоянно учиться, следить за последними тенденциями и разработками. Работать с такими материалами, о которых еще несколько лет назад вообще никто не слышал. Сергей отмечает: быть строителем интересно, но очень непросто. Достаточно часто нужно перетаскивать тяжелые строительные материалы, работать в любую погоду, дышать пылью и вредными веществами. Иногда приходится работать целый день на высоте, да и несчастные случаи на строительстве – не такая уже большая редкость. Но самое главное – любить свое дело, тогда не так важно будет, что строить: крепость для современного феодала, модернизированный коттедж или что-то сверхсовременное и масштабное. Главное – это то, что твоя работа приносит огромную пользу, ее замечают, она становится не просто частью города, но и его историей. Автор Валентин Старков  
29/09/2016 - 15:00
1 091
Заместитель городского головы, директор департамента экономики, финансов и городского бюджета Владимир Миллер – самый непубличный из всех замов Бориса Филатова. На сайте горсовета даже нет его фото. Кто же он, главный экономист города, чем живет и как работает в эксклюзивном интервью стало известно корреспонденту «Днепропетровской панорамы».  Владимир Миллер родился в Запорожской области в маленьком шахтерском городке. Школу закончил в родном городе, а в 17 лет перебрался в Днепр. «Живу здесь дольше, чем в родном городе (улыбается). Учился на факультете прикладной экономики. Закончил университет, кстати, с красным дипломом. Я профильный экономист и, в принципе, всю свою трудовую деятельность посвятил экономике и финансам». С мэром Днепра Борисом Филатовым до работы в городском совете Владимир Миллер не был знаком. Его пригласили в мэрию в конце прошлого года в составе команды молодых менеджеров, которые умеют работать в кризисной обстановке. «У меня достаточно большой опыт работы руководителем в разных сферах экономики. Видимо этот опыт и заинтересовал команду мэра». «Привык работать следующим образом. Я всегда составлял план-график работы на неделю и ставил задачи на этот отрезок времени также для своих ключевых сотрудников. Разрабатываю четкую стратегию – такое правило выработалось много лет назад. Сегодня мне сложнее работать в таком русле. Ведь сейчас тружусь в очень большой по объему структуре с большими горизонтальными и вертикальными связями. Теперь я точечно набрасываю задачи, потом на этот каркас мы нанизываем все вопросы, которые приходят на сегодня или на завтра. Поверьте, таких вопросов гораздо больше, чем запланировано». В городском совете мэр, 64 депутата, 15 директоров департаментов, секретарь горсовета, главы комиссий в своей обычной рабочей деятельности во многом используют связи с главным экономистом. «Весь этот «пароход» едет, когда мы все слаженно работаем. Я должен участвовать в работе вместе со всеми, а мой рабочий день очень подвержен срочным вопросам». А есть ли время для отдыха? «Я, наверное, буду скушен для вас в этом плане. Времени отдыхать практически нет. Иногда не вижу свою дочь по двое суток. Ухожу – она еще спит, прихожу – она уже спит. Правда пытаюсь вернутся к занятиям спортом. По утрам иногда бегаю, а еще купил абонемент в спортзал и даже сходил. Оказывается, у нас в городе есть круглосуточные залы (улыбается)». Владимир Миллер – единственный заместитель мэра, который не является депутатом. «Да, у меня нет политической карьеры. Может поэтому я непубличный. У меня нет проблем с коммуникацией. Я всю жизнь работаю с людьми в разных сферах бизнеса, просто никогда не было такой задачи стать публичным. На 1 сентября был на линейке, поздравлял школьников. Открывал забег в вышиванках». В трудовой книжке Владимира Миллера с 2007 года записано «директор». Он работал в горнорудной и метизной отраслях, в банке, в сфере услуг на руководящих должностях. «Я не бедный, но и не богатый человек». А как стать небедным человеком? «Много работать. Не лениться и не бояться трудностей. Я всегда лез «в любую драку», бросался смело. Добавлю, что когда шел работать в горсовет, моя жена была против (улыбается). Это для меня стало вызовом. К признанию я еще не стремлюсь, а вот самореализация для меня безусловно важна. Искренне верю, что могу принести пользу обществу. Я никогда не работал мало. Может я не лучший отец и не лучший муж, но это мой путь и я по нему иду». Чтобы стать частью команды главного финансиста горсовета, нужно обладать определенными качествами. «Человек должен быть неравнодушным, искренним с природными способностями. Я больше всего не терплю безразличное отношение к своему делу. Всему остальному можно научить. Подчеркну еще один момент. Если человек не ошибается, значит, ничего не делает. Нужно пробовать». Городской бюджет будет увеличиваться с каждым годом? Если да, то за счет чего? - «Если не будет войны, если наше правительство не изменит курс или не поменяет правила игры (имеется в виду децентрализация – Прим. авт.), то бюджет будет увеличиваться. Отмечу, что сейчас по всем ключевым показателям есть плюсы. Будем в 2017 году работать более активно с должниками по земле, транспорту и акцизам. У нас есть целые отрасли, которые находятся в зачаточном состоянии в силу того, что они были сильно коррумпированы: земля, аренда, коммунальная собственность. Если в этих отраслях сделаем прозрачные правила игры, то бюджет будет увеличиваться из года в год». Никита Дрюченко
24/09/2016 - 11:01
24 858
Перед стартом одного из самых масштабных спортивных событий для Днепра корреспонденты «Днепропетровской панорамы» встретились с главным организатором и идеологом «DniproEcoMarathon» Мариной Филатовой. Марафон это не просто преодоление длинной дистанции – это момент преодоления самого себя. Пробегая 42 км 195 м, спортсмен стирает пределы физических возможностей человека. На грани возможного и невозможного. Не важно, за какое время вы преодолеете свою дистанцию. В любом случае это большое жизненное достижение для любого человека. «Я начала бегать в 40 лет и наверняка не смогла бы стать в этом возрасте, например, известным пловцом. Видимо внутри меня был запрос на какой-то поступок. В данном случае бег на сверхдлинные дистанции. Я осознаю, что могу то, чего не могла вчера, и этого могут достичь абсолютно все». На марафоне будут люди, у которых цель – преодолеть дистанцию любой ценой. Но среди участников стартуют и профессиональные спортсмены, которые побегут четко на результат. «У меня лично такой задачи нет. Я достаточно медленный бегун. Мое примерное время 5 часов. Может пробегу за 4:40 (улыбается). Для меня марафон – это соревнование духа. Добавлю, что в забеге примет участие и детвора. Для них – это большая песочница. Они все получат медали. Потом будут ими хвастаться в детском саду, школе». У каждого крупного города есть свой марафон, и проводится он там, где есть сформировавшееся беговое сообщество. «Идея, конечно, не нова, но в Днепре такого не было точно. Особенно в таком виде, когда бегут любители, профессионалы и элита бегового спорта Украины. Первый полумарафон, который я бежала, проходил в Киеве. Потом были Лондон, Париж, Днепр, Одесса. Подчеркну, что соревнования, в которых участвовала, не уступают по качеству европейским забегам. Разница только в численности участников. Например, в парижском марафоне было 57 тыс. человек». Зима все ближе. Будут ли забеги на снегу? «Конечно. Сама бегаю где-то до –15. Терпеть не могу беговую дорожку. Даже если на улице совсем плохая погода, я лучше денек пережду. У людей есть запрос, почему бы и нет».  Утренние зарядки для жителей города будут продолжаться? «У меня есть такая мечта. Хочу сделать такие зарядки во всех районах города с трансляцией, чтобы человек, который не смог прийти, к нам присоединялся, повторял упражнения у себя дома».  Никита Дрюченко 
16/09/2016 - 17:38
536
Информационный портал «Днепропетровская панорама» запустил постоянную рубрику «Эксперт на диване». Мы будем приглашать в редакцию общественников, которые наряду с городской властью делают Днепр лучше. В этот раз к нам в редакцию мы пригласили Михаила Тонконогого.  - Вы коренной житель Днепра? - Да, «кореннее» не бывает. Учился сначала в средней школе №23, а потом в 67-й. Кстати, закончил ее экстерном. Далее поступил в университет им. Альфреда Нобеля по специальности «международные коммуникации». Продолжил свое обучение в Национальной академии государственного управления при Президенте Украины и закончил магистратуру управления. - Обладаете навыками, которыми можете удивить? – Моя мама пианистка и я закончил музыкальную школу. Играю на пианино и немного на аккордеоне. Еще увлекаюсь журналистикой. - Кому пришла идея открыть арт-фортепиано? – Идея витала в воздухе давно. Полтора года назад еще установили первое пианино, но оно уже "износилось". Его состояние было плачевное и пришло время его сменить. Городской бюджет не пострадал от замены старого инструмента на новый (улыбается). Образно говоря, мы «скинулись». Люди играют, слушают. Сейчас главное – это культура обращения с инструментом.  - Откуда у вас берется время для общественной деятельности? Вы же не безработный? – Я председатель городского профсоюза автомобилистов и автоперевозчиков. Там и получаю зарплату. Эта работа не занимает у меня так много времени, чтобы я не смог посвятить себя общественной деятельности. Считаю, что процентов 80 активистов бывают везде, но нигде. Такие себе «профессиональные активисты». Я же не лезу в круглые столы по здоровью, например, ведь ничего в этом не понимаю. - И какие у вас успехи на должности председателя профсоюза автомобилистов? - За последние два года количество официально оформленных водителей на маршрутках увеличилось примерно до 700 человек (из общего числа порядка 3.5 тыс. – Прим. ред.). Добавлю, что два перевозчика Загида Краснова практически полностью ушли с рынка - это «Автострада» и «Автотрансфер». У этих фирм даже не было собственной базы. Не говоря уже о количестве оформленных водителей. - Зачем вам общественная деятельность? – Я чувствую отсутствие определенного драйва и кайфа, когда не приношу пользу обществу.  - Какими проектами гордитесь? – Гордиттся нет времени. Еще не время считать успешные проекты (улыбается). Как сказано в Ветхом Завете «И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы». Через время поймем, хороши наши дела или нет. - Какой общественный проект станет следующим? – Наша команда под моим началом постоянно ищет что-то новое и полезное для наших горожан. Иногда подсматриваем в других городах. Есть идея создать комиссионный магазин детских вещей. - А если бы вы были мэром, с чего бы вы начали реформировать город? – Начал бы с инфраструктурных вопросов. Главное – это благополучие его жителей. Транспорт, остановки и т.д. - Дайте совет мэру. – Хочу, чтобы все кисточки, за которые он берется, красили хорошо. Пусть продолжает с тем же рвением и донесет ту ношу, которую взвалил на себя. Читайте также: Олег Чистопольцев. Зачем «качать» людей и учить Краснова парковаться.  Никита Дрюченко
16/09/2016 - 12:44
424
Информационный портал «Днепропетровская панорама» предоставляет вам возможность заявить о своих талантах и увлечениях на весь Днепр! Если вы поэт, художник, певец, фотограф, одним словом творец, то присылайте нам на почту info.dnpr@gmail.com свои материалы. А мы в свою очередь разместим их на сайте в рубрике «Творческая лаборатория Днепра» и распространим ваше творение в соцсетях (Facebook, ВК, ОК). Творите в информационном пространстве своего города!  "ДП" продолжает знакомить своих читателей с творчеством и увлечениями днепрян. Своими работами с нами поделилась Лидия Шпорхун - коллекционер игрушек.  Мягкая игрушка играет немаловажную роль в воспитании ребенка, формировании вкуса, кругозора, гармонично развивая личность маленького человека. В современном мире она переживает свое второе рождение. Авторские работы «hand made» достигают невероятных цен, становясь произведениями искусства. «Мое увлечение мягкими игрушками и куклами – родом из детства. Столько воды утекло с того времени, но даже сегодня, когда я сама бабушка и воспитываю двоих внуков, я не могу пройти мимо красивой игрушки, хотя свою коллекцию уже не собираю более десяти лет.  Дети войны особенно ощущали дефицит мягких игрушек, потому первые, не очень яркие и качественные по современным меркам, игрушки и куклы, выпущенные после войны, были для нас на вес золота. После войны на одном из ленинградских химических предприятий было налажено массовое производство кукол-голышей из целлулоида, их тут же стали называть пупсами. Роль этих абрикосово-розоватых созданий с подвижными ручками и ножками на резинках, нарисованными волосами и круглыми голубыми глазами оказалась очень важной для советских детей. Причин на то было много: и отсутствие выбора, и бедность, и необходимость применить на деле навыки шитья, чтобы одеть голыша (в те годы уроки рукоделия, домоводства для девочек были обязательной частью учебной программы в школах) . Первые красивые куклы с закрывающимися глазами из Восточной Германии, появились в конце 1950-х годов. Для нашего поколения те игрушки были самыми лучшими», – рассказывает Лидия Шпорхун, коллекционер. История возникновения мягкой игрушки берёт своё начало с 70-х годов ХIХ века в Германии. Многие женские журналы в то время начали печатать выкройки и советы по собственноручному изготовлению мягких игрушек. В 1879 г жительница немецкого города Гинген Маргарет Штайфф, с детства прикованная к инвалидной коляске, сшила несколько забавных игрушек, изображавших зверей, для подарка своим племянникам на Рождество. Отец молодой рукодельницы открыл небольшую мастерскую, в которой Маргарет и ее сестры изготавливали мягкие игрушки. Уже через несколько лет мастерская превратилась в фабрику игрушек «Steiff». На фабрике игрушек в конце ХIХ века "родилась" игрушка, которая впоследствии стала любимой во многих странах мира. Это плюшевый мишка, который по сей день остается главной мягкой игрушкой. В советские времена, игрушки не отличались изысканностью и разнообразием. Объяснялось это отсутствием качественных материалов, красителей и интереса к этому виду ремесла со стороны властей. Главным считалось количество или, как тогда говорили, валовой продукт. По этой причине изготовлением игрушек занимались не только специализированные фабрики, но и артели мастеров и мастера-надомники, делавшие в основном мягкую и деревянную игрушку. Качество советских игрушек было очень разнородно: от совершенно уникальных, называемых сегодня авторскими, до достаточно посредственных, причем на цену это мало влияло – игрушки были достаточно дешевы. Хорошая игрушка всегда была в дефиците. «Для меня ценность куклы или игрушки не в форме персонажа, художественной проработке элементов и качестве используемых материалов, а в ощущении теплоты, нежности, радостных детских чувств. Первая кукла появилась у меня в 1946 году, купленная моим отцом. К сожалению, она не сохранилась, но в нашей семье всегда особенно трепетно и бережно относились к мягкой игрушке, как символу доброты, и нежности – чувств зарождаемых в детстве. Потому спустя годы, не ставя перед собой определенной цели, мне удалось собрать порядка пятидесяти экземпляров мягких игрушек, среди которых около двух десятков кукол. Многие игрушки переставали быть только игрушкой, а стали для меня символом детства, к которым возвращается человеческая память», - отметила коллекционер. В Украине, по причине отсутствия рентабельности производства и специализированных фабрик, уже более двух десятков лет игрушки не производят. Потому современные дети вынуждены довольствоваться китайским ширпотребом, который когда повезет – не так и плох, а когда не очень, то дети не могут отличить тигра от зебры. Часто сомнительно качество применяемых материалов. «Мои медвежата и куклы не представляют художественной и культурной ценности, но приносят радость и умиление сердцу. На них выросли мои дети. И сегодня ими охотно играет моя младшая внучка Кирочка», – рассказывает Лидия Шпорхун. Современные мягкие игрушки многому научились: они уже и поют, и разговаривают, и танцуют. В Японии давно разработаны мягкие игрушки, которые полностью имитируют домашнего любимца: котенка или щенка. Но - это не главное. Самое важное – это та доброта и нежность, которую дарит каждому ребенку мягкая игрушка, память о которой остается на всю жизнь.  
Фото infomist.ck.ua
06/09/2016 - 12:23
278
Нападающий днепровского "Днепра" Артем Довбик поделился своими впечатлениями от своего дебютного вызова в расположение национальной сборной Украины. Напомним, что после нескольких дней работы с командой Андрея Шевченко 19-летний форвард днепрян покинул расположение сине-желтых, присоединившись к молодежной сборной. "С большим удовольствием поработал с Андреем Николаевичем Шевченко. Думаю, у каждого футболиста вызов в сборную вызывает радостные чувства. Для нас, молодых игроков, это был аванс", — заявил Довбик в интервью официальному сайту "Днепра". "Облегчило ли адаптацию присутствие среди вызванных Дениса Баланюка? Да, конечно, вместе всегда легче. Одному было бы немного, скажем так, стремновато". "Удивился ли вызову в сборную? Честно говоря, не ожидал. В глубине души надеялся на вызов из молодежной сборной, но чтобы сразу попасть в национальную команду — такой поворот предположить никак не мог". "Особенность тренировок в сборной? В первые дни было много теоретических занятий. Разбирали тренировки: тщательно готовились к каждой из них и анализировали прошедшие. Большое внимание уделялось слаженности и четкости в выполнении упражнений. Во главу угла была поставлена дисциплина". "Что больше всего заполнилось в сборной в плане дисциплины? На завтрак, обед, ужин вся команда собирается вместе, и только все вместе игроки садятся за стол. Строго следят за тем, чтобы футболисты вовремя приходили на взвешивание. Разумеется, нельзя опаздывать на тренировки. Из таких многих мелочей и складывается общая дисциплина в команде". dynamo-kiev.com "Как распределяются роли среди тренеров? Андрей Николаевич больше работает с защитниками, с игроками оборонительного плана. Это происходит на одной части поля, а на другой занимается группа атаки под руководством Рауля Рианчо". "Был ли личный разговор с Шевченко? Сразу по прибытию он подбодрил нас с Денисом Баланюком: сказал, чтобы не боялись и играли, как умеем, ничего особенного не выдумывая. А когда я уезжал, Андрей Николаевич сказал, что будет следить за мной, как и за всеми другими игроками, и держать связь с клубными тренерами". "Как меня проводил из сборной Баланюк? "Почему ты меня одного тут оставляешь?", — спросил Денис. Конечно, мы потом созванивались, общались". "Присоединение к молодежке? Я приехал практически перед матчем с Францией. Оставалась только предыгровая тренировка, и мне сказали готовиться к следующему матчу с Шотландией. Сейчас тренируюсь со всеми в общей группе". "Молодежная сборная работает с прицелом на следующий отборочный цикл? Похоже, так и есть. В этом отборочном турнире наша задача — стараться выигрывать каждый матч". Источник football.ua.
06/09/2016 - 11:46
426
«Даже самый большой город должен служить человеку» Информационный портал «Днепропетровская панорама» познакомит вас с людьми, о которых не пишут в газетах и не снимают сюжеты. Это люди, которые возят нас на работу, убирают наши дворы, моют полы в офисах и т. д. Представители «невидимых» профессий делают города лучше.  Тридцать лет назад сталеплавильное производство невозможно было представить без бессемеровского цеха. Процесс передела жидкого чугуна и получения литой стали без затрат топлива был необходим для удовлетворения потребностей народного хозяйства. Многие молодые люди активно включились в нелёгкую профессию металлурга и других производственных профессий. Леонид Александроврич Попов родился в Днепродзержинске в августе 1940 года. Когда началась война, ему был всего год. Отец ушёл на фронт и погиб. Послевоенное полуголодное детство заставило очень быстро повзрослеть и наравне со взрослыми залечивать раны войны, восстанавливать разрушенную страну. «Парни и девушки стремились как можно быстрее влиться в рабочие, производственные коллективы. Мы не могли позволить себе долго раздумывать и выбирать». После окончания школы и службы в рядах вооружённых сил Леонид отправился на Днепровский металлургический комбинат, в бессемеровский цех, где окончил курсы машиниста миксерного крана. Поработав помощником машиниста, Леонид принял решение навсегда связать свою судьбу с металлургией.  В 1974 году Леонид Попов без отрыва от производства с отличием оканчивает металлургический техникум, получив диплом техника-металлурга по специальности «Производство стали». Слаженная работа коллектива, доброжелательное отношение наставников к молодым рабочим создавали атмосферу взаимоуважения, взаимопомощи, облегчая трудовые будни металлургов.  После закрытия бессемеровского цеха Леонид Попов переходит на работу в сортопрокатный цех, где продолжает трудиться машинистом пратцен-крана. Особенной гордостью рабочего человека является хорошо выполненная работа, оцененная коллективом. За многолетний добросовестный труд решением исполкома Днепропетровского областного совета народных депутатов Леонид Александрович награждён медалью «Ветеран труда». До выхода на заслуженный отдых в 1998 году Леонид Александрович проработал 32 года в горячем цехе и за всё это время всецело был предан профессии металлурга, и этот факт наиболее ярко свидетельствует о необычайной силе характера и большом трудолюбии. Непростая рабочая профессия стала для него путёвкой в жизнь, помогла раскрыть наилучшие качества рабочего человека и гражданина. Сегодня Леонид Александрович на заслуженном отдыхе. Вместе со своей женой Лидией Борисовной они прошли вместе по жизни более сорока лет, разделяя все радости и сложности. Воспитали дочь и сына, ныне растят внука и внучку.  «Современная жизнь имеет свои особенности, но главное, чтобы каждый человек был востребован в своей профессии, выбрал работу по душе. Молодым людям сегодня непросто выбрать достойную любимую и высокооплачиваемую профессию, а ведь от этого выбора зависит их счастливая жизнь. Очень важно любить свою профессию, отдавая ей всю свою душу, и тогда, возможно не сразу, она ответит тебе взаимностью. А еще любые трудности можно преодолеть, когда рядом любящий человек, создающий тепло семейного очага», – отмечает металлург. Валентин Старков