«Дед Алексей дал волю чувствам и искренне расплакался»: под Днепром в умирающем селе осталось двое стариков (Фото)

Анатолий Пархоменко

За 27 лет независимости в Украине исчезло порядка 500 сел, еще почти столько же — забыты. В Запорожской области заброшенных сел — десятки. В главном управлении статистики в Запорожской области отмечают, что не ведут учет населенных пунктов, в которых проживает 10 и менее человек. Из официальных цифр, в ответ на информационный запрос нам предоставили только перечень населенных пунктов области, которые исключены из учетных данных с 1991 по 2017 года. В списке — 20 сел и один поселок городского типа. Но в реальности — их значительно больше.

Мы побывали в Пологовском районе, в селе Бурлацкое. Еще пару лет назад, там проживало 8 жителей, сегодня — 2.

Вот так село «встречает» гостей:

Онлайн карта показала, что от Запорожья до Бурлацкого 140 км. Поездка в одну сторону заняла почти три часа. Казалось бы, расстояние небольшое, но после Полог дорога заканчивается, указателей нет в принципе.

— А как доехать до Бурлацкого?, — спрашиваем у жителя села Чубаревка.
— Прямо, все время прямо, а как увидите большие ямы — поворачивайте направо, а там не проедете мимо, — сказал мужчина лет 70, указав на усеянную ямами «трассу».

Почти 8 км по разбитой дороге и мы в Бурлацком. До сельсовета отсюда километров 10, почти столько же — до магазина и 40 км — до ближайшей больницы. Когда-то большое и успешное село сегодня пугает своей пустотой, разрушенными домами, разросшимися садами, которые давно вышли за свои пределы.

Алексей Васильевич Горовой живет в селе 93 года.

Вот этот дом он построил в 61 году.

Несмотря на свой почтенный возраст, пенсионер сам ухаживает за садом и огородом. Говорит: есть несколько соток земли, на которых выращивает пшеницу. Из хозяйства — 10 курочек. Этого достаточно, чтобы не умереть с голоду.

В гараже стоит «Тройка». Ее Алексей Васильевич купил 43 года назад, ездит за рулем и сегодня. Раз в месяц, а иногда и реже, выезжает в соседнее село — купить лекарства и продукты.

Ехать в гости с пустыми руками не принято, по дороге мы заехали в сельский магазин, купили хлеб, консервы, чай, печенье. Дед Алексей будто ждал гостей — был во дворе, когда мы приехали.

«Пять минут, подождите пять минут, — сказал он и зашел в дом.

Раззнакомились, он не хотел особо говорить о прошлом и настоящем, гостинец отказался брать, сказав, что ему ничего не нужно. Но спустя минут 20, мы разговорились.

«Социальный работник приходит иногда, приезжают люди, которые раньше тут жили. То хлеба привезут, то просто проведать заедут… Меня все тут знают…», — говорит дед Алексей.

Он рассказал, что когда-то в селе было 85 домов и жило больше 300 человек. Была ферма по выращиванию коров, тракторная бригада, школа, клуб, магазин.

«Был порядок, пока люди жили. В начале 90-х все рухнуло. Сейчас никому мы не нужны. Все травой заросло. Дома стоят пустые уже по 10 лет, никто не ездит. К нам даже скорая помощь не доезжает. Нет здоровья и не знаем к кому обращаться».

Его супруга умерла 12 лет назад. Вместе они прожили 56 лет.

Вторая жительница Бурлацкого — Екатерина Маринина, переехала в село а в 1956 году. Сейчас ей 81. Женщина практически не ходит.

«Одни остались. Живем с бабушкой вдвоем по-тихонько. Вот в сельсовете говорят: купи хату в Чубаревке и переедь. А ремонт в хате кто будет делать? Что я способен сейчас работать? Да и кто за нами там ухаживать будет? Какая разница, что тут вдвоем, что там… Утром проснусь, проведаю бабусю, потихоньку по хозяйству все делаю: то огород приберу, то пшеничку посажу… Жалко дом бросать»

Пока мы говорили, ко двору подъехала машина. Оказалось, что бывшие односельчане проезжали мимо и решили навестить деда Алексея.

Зина, Надя и Анатолий прожили в селе 15 лет, уехали когда распался колхоз.

«Такое село было хорошее, работы было много, молодежи много. А сейчас… Каждый раз, когда проезжаем мимо заезжаем к деду Алексею и тете Кате. Скорая помощь не может к ним доехать, так хоть мы проведаем», — говорит Надежда и добавляет, что сейчас они живут в Смелом (соседнее село).

Дед Алексей предложил бывшему односельчанину купить его старенькую «Тройку». Согласен отдать за 12 000 гривен.

«Хотя бабуся моя не разрешает продавать машину. Говорит, а вдруг нужно в больницу ехать и что тогда? Будем еще советоваться, если покупатель найдется».

25 мая Алексею Васильевичу исполнится 94 года. Он ни на что не жалуется, ничего ни у кого не просит, о политике не говорит и даже не знает, кто, куда и когда баллотироваться будет. Впрочем, и сами политики сегодня очень далеки от таких как дед Алексей. Децентрализация такие населенные пункты обходит десятой дорогой, а сами жители об этой реформе ничего не знают.

Топят хату углем, ждут почтальона раз в месяц и социального работника, который купит продукты и лекарства за их же деньги.

Когда мы уезжали, дед Алексей дал волю чувствам и искренне расплакался. Смотреть на старика, по лицу которого текут слезы — очень тяжело.

Он закрыл рукой лицо, вытер рукавом слезы, взял пакеты с гостинцами, пожелал нам счастливой дороги и неспешно пошел в дом.

Список тех самых населенных пунктов, которые исключены из учета:

Эти кадры мы сделали по дороге домой, проезжая Чубаревку, в которую, возможно, переедет дед Алексей и тетя Катя.

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. 

Присоединяйтесь также к Днепровской Панораме в Google News. Следите за последними новостями!Присоединиться
Читайте также