Нормандская встреча: как и в чем Зеленский победил Путина

Анатолий Пархоменко

Нормандская встреча: как и в чем Зеленский победил Путина

Президент Владимир Зеленский встретился в Париже со своим российским коллегой и тезкой Владимиром Путиным. Проведения такого «нормандского саммита» Зеленский добивался чуть не со дня своего избрания на пост президента.

Ожидание не было напрасным.

По стечению обстоятельств, «нормандский саммит» состоялся в наименее благоприятный для России момент.

Ее авторитет и доверие к ней на Западе в последние дни снова упали. Зато Зеленский, вопреки ожиданиям Кремля, так и не стал «легкой добычей». Он ведет переговоры совсем не похожим для Москвы образом — и «сломать этот код» Путин пока не смог.

При этом Зеленский не только избежал провалов, которые многие прочили. Украина уехала из Парижа также с победами. Да, не сногсшибательными, но тактическими (язык не поворачивается называть их «мелкими»).

Путин против мира

В последние недели разговоры о «нормандском саммите», дата которого несколько раз переносилась, а в итоге была назначена и подтверждена всеми сторонами, неизменно сводились к тому, что существование прочной проукраинской коалиции на Западе впервые поставлено под сомнение.

Украина может оказаться в Париже в ситуации «один против трех», предупреждали скептики, и, казалось бы, они правы.

Франция и Германия в последнее время все больше говорят о диалоге с РФ. Дипломатическая изоляция Путина де-факто осталась в прошлом.

А заявления французского президента Эммануэля Макрона о том, что Россия не должна стать официальным врагом НАТО, добавляли почву для негативных ожиданий.

А объяснение экспертов о том, что эти изменения в значительной степени вызваны конкуренцией Макрона с лидерами США и Германии, отнюдь не снимали проблему — ведь неважно, против кого ведется война, если пострадавшей в ней окажется Украина.

Но за последние дни перед саммитом мы стали свидетелями новостей, как назло собранных вместе, чтобы доказать: международную поддержку Украине точно рано хоронить.

Новое руководство ЕС, которое заработало 1 декабря, в эти дни не скупилось на заявления о поддержке Украины.

Между Германией и Россией разгорелся дипломатический скандал. Берлин обвинил Москву в причастности к политическим убийствам на немецкой территории.

На выходных во Франции сообщили о новых доказательства атаки на Макрона хакеров из РФ во время его выборов 2017 — тогда Кремль пытался вмешаться во французскую политику.

А контрольным «выстрелом поддержки» стало сообщение МВФ, опубликованное в ночь на воскресенье, о приближении новой программы финансирования Украины Фондом.

И хотя последняя новость еще не значит, что деньги уже выделены, это все равно был крайне важный шаг поддержки новой украинской власти. Это заявление выбивало у Путина часть рычагов экономического давления на Киев, поэтому не случайно, что Фонд спешил выдать ее перед «нормандским саммитом».

Словом, Владимира Путина в Париже ждало возвращения к старым реалий: его противниками снова были три страны, которые действовали совместно. И ход саммита это подтвердил.

И, наконец, атмосферы добавило решения WADA о дисквалификации российской сборной на Олимпийских играх из-за допинга.

К Донбассу оно не имеет отношения — но стало еще одним доказательством того, что мир не готов закрывать глаза на наглые нарушения правил со стороны РФ. Во всех сферах жизни.

Гибкий «Минск» и красные линии

Возможно ли изменить Минские договоренности? Реально сделать это так, чтобы изменения сыграли в пользу украинской стороны? Этот вопрос Киев ставит уже несколько лет подряд. Безуспешно, потому что Россия такие изменения блокирует.

Но то, что канцлер Германии Ангела Меркель поддержала Зеленского по таким изменениям, является очень хорошей новостью.

«Есть вопрос, этот документ (Минские договоренности) окаменевший, или его можно менять. Ведь есть определенные предложения президента Зеленского по его изменению …

Мы надеемся, что этот документ (Минские договоренности) вновь будет гибким, и он будет оживленный «, — подчеркнула она.

На самом деле речь идет об одном, но критическом изменении.

Когда Украина получит контроль за границей на оккупированной участке Донбасса — до выборов или после?

Дословное прочтение «Минская» говорит, что выборы в ОРДЛО происходят без контроля за границей. Но это не имеет смысла, отрицают в Киеве, потому что это будет означать, что граница прозрачна для российских ДРГ, наемников и боеприпасов. Честные выборы при таких условиях невозможны, считает Украина.

Берлин эту позицию полностью поддержал. Париж — по крайней мере воспротивился этому.

Этот эпизод важен не только как иллюстрация международной поддержки Украины Западом, в которой не все были уверены. Еще важнее стало то, что эта красная линия незыблемая и для президента Зеленского.

Подход «безопасность прежде всего» был в основе переговорной позиции Петра Порошенко с Россией. Возможность того, что Украина пересечет эту линию, была едва ли не самым раздражителем для граждан, которые выходили на «предупредительные митинги» против Зеленского.

Отсутствие ее «сдачи», а также публичные и однозначные заявления Зеленского, что этим Украина не уступит, позволили многим спокойно вздохнуть после парижского саммита.

Так же остались незыблемыми и другие «красные линии». Три ключевые из них Зеленский отдельно назвал на пресс конференции после завершения саммита.

«Первое — это невозможность федерализации. Украина — унитарное государство, это неизменная статья ее Конституции и незыблемый принцип существования государства.

Второе — невозможность любого совершать какое-либо влияние на вектор движения и развития Украины, которая является независимой, самостоятельной, демократическим государством, вектор развития которой будет выбирать исключительно ее народ.

Третье — невозможность компромиссов по урегулированию ситуации на востоке Украины через уступки территориями в пределах международно определенных границ. Для каждого украинца и Донбасс, и Крым — это Украина «.

Это — прямая цитата из выступления президента Украины на совместной пресс-конференции лидеров «нормандской четверки».

В международной политике важно не только то, что было сказано, но также где и как прозвучало заявление. Обещание, произнесенное в присутствии Путина и лидеров ключевых европейских государств, а также сформулированное однозначно, без «но», имеет больше шансов быть сдержанным.

Возможно, поэтому этих слов оказалось достаточно, чтобы «движение сопротивления капитуляции», которое стояло палаточным лагерем на Банковой, согласилось с тем, что красные линии Зеленский не пересек, и приостановили протест.

И большинство критиков президента были вынуждены признать: на саммите в Париже «измены» точно не произошло.

Парижские победы

Едва ли не единственной претензией к Зеленскому, которая имеет под собой оснований, является то, что обещания действующего президента достичь полной победы на саммите в Париже не оправдались.

Поражением это также не является — было бы странно надеяться, что уже первая встреча с Путиным позволит сдвинуть лед в принципиальных вопросах.

Однако президент и его команда перед «Нормандией» распространяли неоправданный оптимизм и уверенность в том, что Путин безотлагательно уступит по границе, «сдаст» марионеточные «республики» выведет армию из оккупированного Донбасса.

Поэтому вина за создание высоких ожиданий в части общества лежит именно на президентской команде.

Помимо того, парижская встреча действительно принесла победы или приблизила к ним.

Язык не поворачивается назвать их «мелкими» (потому что есть люди, для которых они являются вопросом жизни и смерти!). Но они действительно являются «тактическими», то есть не меняют ситуацию на Донбассе кардинально.

Прежде всего это — вопрос обмена заключенными.

Здесь, правда, можно упрекнуть Зеленского, что всех узников вернуть не получилось.

Как пояснил президент в общении с журналистами поздно ночью, перед вылетом в Украину, пока договоренность ограничена заключенными «подвалов Донбасса».

Узников совести и незаконно преследуемых украинцев в тюрьмах на территории России, а также заключенных в оккупированном Крыму обмен не коснется. Об этом договориться с Путиным не удалось.

«Договорились о начале — всех согласованных на всех согласованных. Сейчас покажут нам списки.

Сейчас речь идет о Донбасс. Давайте сделаем первый шаг. Это большой шаг, потому что 72 человека могут приехать домой», — рассказал он.

Важный позитив этой договоренности — неофициально согласовано, что обмен состоится уже до конца этого года.

Важный негатив — к сожалению, эта договоренность не закреплена документально. В решении «четверки» ее нет, есть только устное обещание Путина.

Причина этого в общем понятна — президент РФ ведет игру и выдает, будто не он контролирует марионеточную «власть» в Донецке и Луганске. Но это дает России возможность отказаться от выполнения своего обещания.

Еще одно решение саммита может иметь стратегическое влияние на Донбассе.

«Нормандская четверка», включая Россию, договорились расширить мандат наблюдательной миссии ОБСЕ.

Как известно, сейчас ОБСЕшники наблюдают за обстрелам только в светлое время суток. Это делает их отчеты мало связанными с реальностью, ведь боевики, как правило, ведут обстрелы украинских позиций ночью. Однако до сих пор в ОБСЕ не удавалось договориться о том, чтобы предоставить мониторам разрешение на ночное патрулирование.

И если Путин выполнит эту договоренность и Россия перестанет блокировать изменение правил работы миссии — ситуация на Донбассе может принципиально измениться. К примеру, объявленные перемирия (по крайней мере, в тот период, когда они нужны России) станут полноценными, а не только «дневными».

И, к слову, о перемирии (полное, абсолютное и незыблемое) саммит «Нормандии» также договорился. Но таких договоренностей, не реализованных на практике, за пять лет было так много, что их пока рано записывать в перечень побед.

Запах газа

Газовые переговоры, проведенные в Париже, принесли немного новостей, но их важность является такой высокой, что на этой теме стоит остановиться отдельно.

Откровенно говоря, большинство опасений о возможной сдаче интересов Украины в Париже касались именно газового вопроса.

Слишком странно Банковая уклонялась от ответов о том, планируется обсуждение газовых вопросов в Париже — даже тогда, когда все источники уже подтверждали, что во Францию летят министры энергетики России и Украины, а на переговорах запланирована отдельная «газовая панель».

Но похоже, что на этот раз информацию скрывали не из-за спланированной «измены». По крайней мере, договоренностей, очевидно вредных для Украины, в Париже достигнуто не было.

Более того — крайне важно, что дальнейшие переговоры вернутся к трехстороннему формату, при участии ЕС. По крайней мере, в этом уверяет исполнительный директор «Нафтогаза».

Зеленский утверждает, что «победа» есть и в газовом вопросе — мол, Украина и Россия приблизились к газовому соглашению, при этом годовой или двухлетний контракт уже не рассматривается, а также согласие о том, что Россия выполнит решение Стокгольмского арбитража — правда, заплатив $ 3 млрд не деньгами, а газом.

Оправдан ли этот оптимизм Зеленского, станет известно в ближайшее время.

Почему Россия — «не агрессор»?

Но есть одна сфера, в которой Украина в Париже показала себя очень плохо. Эта сфера — информационная.

Имея уникальные стартовые позиции по поддержке западных партнеров, дату проведения саммита, которая совпала с имиджевыми проблемами России, имея мощную группу журналистов в Париже — наша официальная делегация умудрилась вчистую проигрывать россиянам в информационной войне.

Эта проблема для действующей власти не нова. И несмотря на их повторение, офис Зеленского — то ли по ошибке, то ли сознательно — вообще не пытается вести свою информационную политику, а только реагирует на картину, заданную русскими.

В то время как российские журналисты получали информацию о деталях переговоров, комментарии и «сливы» с закрытых встреч в Елисейском дворце — украинским журналистам оказалось проще узнавать детали у французской стороны.

И почему Банковую не беспокоит, что это — идеальный фон для запуска фейков в украинское информационное пространство.

Есть ли такая политика осознанным выбором Банковой в рамках политики «лучше промолчать, чтобы не обидеть русских»? Сказать сложно. Но стоит отметить, что на этот раз Зеленский был откровенен в высказываниях, чем обычно.

Донбасс — оккупирован. Это президент повторил несколько раз в присутствии Путина.

Крым — украинский, и будет таким, как был эти заявления не возмущали Россию.

Никаких переговоров с марионеточными «республиками» не будет, как ни на этом не настаивает Путин.

«Украина и я, как президент, не ведем прямые переговоры с представителями незаконной власти временно оккупированных территорий», — заверил Зеленский.

Но есть одна линия в критике РФ, которую президент не пересек и не собирается этого делать.

Уже ночью, после завершения саммита, в разговоре с «Европейской правдой» он признал, что сознательно не принимает по России и лично по Путину слово «агрессор». Вот полное объяснение президента по этому поводу.

«Что касается как, кого и называть. Это словно вопрос» а вы будете говорить «добрый вечер» президенту России? «,» А вы будете садиться с ним за стол? «,» Будете пожимать руку, стоять рядом на фотографировании? «.

Нам с вами нужен результат. Если наша задача — приехать и у кого плюнуть, — то зачем ехать и договариваться А если есть задача договориться, то нам нужно находить такой формат диалога, который будет более или менее корректным «.

Сергей Сидоренко — Европейская правда

Смотрите также: «Слуга народа» голосует за снятие неприкосновенности с Порошенко

Присоединяйтесь также к Днепровской Панораме в Google News. Следите за последними новостями!Присоединиться
Читайте также