Женские имена, наделяющие обладательниц отвратительным характером
DP-Life
Женские имена, наделяющие обладательниц отвратительным характером
Биоэнергетики утверждают, что имя способно повлиять на характер и, даже судьбу человека. Вот список женских имен, которые наделяют своих обладательниц отвратительным характером. Виктория Даже самый масштабный конфликт, в котором задействованы друзья и близкие, для тебя…
В Днепре с многоэтажки устроили обстрел по прохожим (Фото)
Не пропустите новости
В Днепре с многоэтажки устроили обстрел по прохожим (Фото)
В Днепре маленький террорист на Покровском устроил обстрел. Он по прохожим устроил стрельбу. В ход у него идут яйца и иногда яблоки. Об этом корреспондент «Днепровской панорамы» узнал из сообщения Вячеслава Воливача. «Жители и гости…
Сегодня в Днепре отключат свет: адреса
События
Сегодня в Днепре отключат свет: адреса
Сегодня, 21 октября, в Днепре отключат свет в связи с проведением плановых работ. Об этом корреспонденты «Днепровской панорамы» узнали на сайте «ДТЭК Днепровские электросети». Отключение света планируется с 8 утра до 17 вечера. АНД район:…
Такой лютой зимы не было 30 лет: синоптики напугали прогнозом
Не пропустите новости
Такой лютой зимы не было 30 лет: синоптики напугали прогнозом
Нынешней зимой синоптики обещают лютую зиму. Особенно «злыми», по их словам, будут январь и февраль. Морозы принесёт ветреный циклон. До этого зиму «приносила» Арктика В Днепре осенние листья опасны для трамваев: водители каждый раз крестятся…
В Днепре появился самый необычный пешеходный переход
Не пропустите новости
В Днепре появился самый необычный пешеходный переход
В Днепре на проспекте Гагарина появился самый необычный пешеходный переход. Об этом корреспондент «Днепровской панорамы» узнал из сообщения «Днепр оперативный». «Горожане впечатлены новой светящейся разметкой, которую нанесли возле пешеходного перехода на проспекте Гагарина, 40, между…

Политика — это моя личная борьба. Тимошенко рассказала о своих главных промахах и достижениях в жизни (интервью)

Редакция Днепровской Панорамы
4 года назад, 14:23

timoshenko4.jpg

Экс-премьер и лидер партии Батькивщина за порцией дешевого борща в партийной столовой рассуждает о своей роли в истории страны

Если политика — это форма актерского мастерства, то Юлия Тимошенко в ней — один из самых узнаваемых образов. Коса, заплетенная вокруг головы, строгая юбка стального цвета и деловой жакет — Тимошенко крепко жмет мою руку у входа в киевский офис партии Батькивщина.

Большинство собеседников предпочитают назначать интервью в любимом ресторане, но бывший премьер и политзаключенная времен Виктора Януковича настояла на обеде в столовой своего офиса. На встречу Тимошенко пришла сразу с несколькими помощниками, и мы всей делегацией проходим по коридорам, стены которых щедро украшены богатой коллекцией фотографий Тимошенко времен премьерства.

В столовой немногочисленные посетители едва ли не встают из‑за столов при появлении шефа и нестройно благодарят в ответ на ее пожелание “Смачного!”. А начальник заведения — жизнерадостная женщина лет 50, которая буквально встречает нас на пороге, бойко отчитывается:

— Сегодня у нас в меню борщ украинский, салат витаминный и рыба с отварным картофелем.

— Несите все сразу,— тихо, но твердо командует глава Батькивщины.

Тимошенко вообще говорит очень тихо. Во время разговора не отводит глаз от собеседника и практически не жестикулирует. Но ваше внимание в этот момент поглощено ею полностью.

За полтора года, минувшие после освобождения, она успела поучаствовать в выборах президента, где получила второй результат, и обновить свою политсилу после ухода из нее сразу нескольких соратников — Александра Турчинова, Арсения Яценюка, Сергея Пашинского и Арсена Авакова. Сейчас она активно критикует действия Кабмина и Администрации президента, завоевывая симпатии электората обещаниями не снижать социальные гарантии.

“А можно я хоть кусок помидора съем? Честно говоря, еще не завтракала”,— обращается Тимошенко к фотографу, который спешит запечатлеть ее за нетронутыми блюдами.

Она заверяет, что в еде абсолютно непривередлива и в последнее время чаще обедает на рабочем месте. Не называет и любимого ресторана: “Если есть время, предпочитаю посетить киевские церкви”.

Пробуя борщ, который в большинстве заведений постсоветского общепита назвали бы диетическим, Тимошенко делится впечатлениями о заключении. Самым сильным из них была редкая возможность побыть на воздухе. “Меня держали в четырех стенах. Это было грубое нарушение закона, который предполагает для заключенных ежедневные одно-двухчасовые прогулки”,— вспоминает она.

Не менее тяжелым оказалось и постоянное наблюдение за помещением, в котором ее содержали. “Видеокамеры были везде, включая ванную комнату. Я до сих пор дома, принимая душ, интуитивно оглядываюсь, нет ли камер за спиной”,— признается политик.

Как и другой известный политзаключенный — экс-глава Блока Петра Порошенко Юрий Луценко, в тюрьме Тимошенко много читала. Им двоим иногда даже удавалось обмениваться книгами. “Прежде всего это были биографии политдеятелей, которые находились в заключении по политическим мотивам”,— рассказывает Тимошенко, особенно отмечая книги Махатмы Ганди и Нельсона Манделы.

По словам политика, знакомство с подобными биографиями позволило не только не сойти с ума от постоянного психологического давления, но и побороть агрессию, которая быстрее всего разрушает человека в заключении. “Я научилась не мстить. До сих пор помню слова Ганди, что принцип “око за око” делает весь мир слепым”,— делится она.

А вот осознание ошибок Тимошенко называет делом большей дистанции, чем два года, проведенные в неволе. Впрочем, об одном своем промахе она уже готова говорить.

— Нельзя брать на себя гарантии за других людей — это большая ошибка. Ты никогда не знаешь, как человек может себя повести, когда получит власть. Часто люди, получив власть, меняются до неузнаваемости.

— Так получилось и с Александром Турчиновым? — спрашиваю я.

— Мне бы не хотелось обсуждать наши с Турчиновым отношения,— резко обрывает Тимошенко.— Мы прошли 17 лет совместной деятельности. За этот период было много хорошего и значимого для меня,— произносит она и на некоторое время замолкает.

Столовая уже опустела, и в тишине слышно, как радио с небольшими помехами транслирует очередной хит российской эстрады.

Почти не притронувшись к остывшему первому, Тимошенко возвращается к рассказу о том, что в ночь освобождения из колонии она ехала на Майдан послушать и понять людей. Признает, что ее первая речь на свободе была не из лучших: “Изоляция отделила меня от того, чем жили люди. И это продолжалась еще много месяцев после моего выхода из тюрьмы. Мне нужно было просто “войти в жизнь”.

— А кто придумал идею с инвалидным креслом на Майдане, вы ведь всегда придерживались образа сильного человека? — не удерживаюсь я от вопроса.

— Я и правда не могла стоять,— слегка обиженно отвечает Тимошенко. И объясняет, что “войти в жизнь” для нее означало и длительную физическую реабилитацию. На это ушло несколько недель в Германии и более чем полгода занятий с украинскими врачами-реабилитологами.

Отмечая традиционную для экс-премьера обувь на высоком каблуке, я спрашиваю о нынешнем состоянии здоровья. “Я практически полностью восстановилась!” — живо реагирует она. Более того, экс-премьер утверждает, что возобновила пробежки по утрам, и предлагает на спор пробежать с ней кросс в 10 км.

Пытаясь вернуть разговор к теме политики, я спрашиваю у Тимошенко, осознает ли она, что ее просоциальные лозунги сегодня находят слабую поддержку у молодых украинцев, понимающих необходимость шоковой терапии и быстрых реформ в стране.

— А вот это очень ошибочное восприятие ситуации,— оживляется Тимошенко. Она начинает говорить о том, что шоковая терапия в нынешних условиях приведет к масштабной контрреволюции и возвращению старых группировок к власти.

Критикуя повышение тарифов и называя это решение экономически необоснованным, Тимошенко полагает, что именно нынешняя политика государства делает украинцев беднее. Не переводя дыхания, она переключается на фискальную политику, возмущаясь налогом на пенсию и требуя более высоких налогов на дивиденды.

В этот момент особенно заметно, что мы подошли к излюбленной теме экс-премьера. Тимошенко подается вперед, совсем забыв об обеде, говорит намного громче, с уверенностью сыпет фактами, числами, процентами. Она заканчивает монолог критикой коалиции и неизбежной необходимостью оставаться в ней ради украинского народа.

— Вы сейчас так эмоционально включились в разговор… А существуют ли для вас сферы, помимо политики, где вы могли бы реализовать себя? — не выдерживаю я.

— Политика — это моя личная борьба. Личная мера справедливости. Это не о деньгах или признании,— горячо продолжает лидер Батькивщины.— Будущее политика определяется его поддержкой народом. Если политик нужен людям — они его выбирают, если нет — его политическая карьера завершается.

— Но вы ведь несколько раз проигрывали выборы, а карьеру не завершили? — замечаю я.

— Неужели вы думаете, что в политике существует только одна президентская должность? — эмоционально спрашивает экс-премьер.— Есть парламентские выборы, местные выборы. Только когда люди перестанут голосовать на выборах за Батькивщину, тогда мы уйдем из политики,— завершает она, говоря уже почему‑то о партии, а не о себе.

Замечая, что в столовую все чаще заглядывают соратники Тимошенко, я напоследок прошу ее назвать три самых важных вершины, которых ей удалось достичь в политике.

Загибая пальцы, Тимошенко начинает перечислять. По ее мнению, главная заслуга — это создание первого в Украине оппозиционного правительства, запустившего в постсоветской Украине политическую конкуренцию. На втором месте в “рейтинге добрых дел Тимошенко” — оптимизация работы топливно-энергетического комплекса страны: экс-премьер утверждает, что именно с ее приходом в Кабмин в стране прекратились веерные отключения энергии и были погашены долги по зарплатам и пенсиям. Третьим же своим достижением она назвала победу мирной революции 2005 года. “Это мои наибольшие успехи. Уже только они достойны жизни”,— завершает она.

Через несколько секунд она извиняется и предлагает завершить интервью — Тимошенко ждут в другом месте. Глянув на почти нетронутый нами набор блюд, политик предлагает:

— А вы оставайтесь, покушайте.

Мы жмем друг другу руки. Лидер Батькивщины спешно покидает столовую.

В этот момент ко мне подходит начальница столовой.

— Интервью хоть хорошее будет? Позитивное для Юлии Владимировны? — с тревогой спрашивает она.

— Постараемся, чтобы оно было интересным,— тактично отвечаю я.

— Ой, как хорошо! Мы так волновались! Вы к нам и завтра обедать приходите. У меня каждый день новое меню,— радуется она, провожая меня из столовой почти как родную.

«НВ«

Оставить комментарий

Оставьте первый комментарий.

Читайте также