Валентин Резниченко: «Руководить и областью, и городом должен профессиональный управленец»

Ольга Серая

Валентин Резниченко возглавлял Днепропетровскую облгосадминистрацию более четырех лет. Это был очень непростой период – как для региона, так и для всей страны (2015-2019 годы). Но, к удивлению экспертов, именно в эти годы область развивалась, пожалуй, самыми динамичными темпами за многие десятилетия.

В селах появились качественные дороги, по ним к новым учебным заведениям поехали новые школьные автобусы; отремонтированные деревенские амбулатории обзавелись новейшим оборудованием; в самых отдаленных уголках области открылись стадионы, детские площадки, парки и скверы. В областном центре была создана одна из лучших в стране детских больниц — Центр матери и ребёнка им. Руднева.

И таких проектов было не десяток, не сотня и даже не тысяча. А две тысячи. Именно столько команда Валентина Резниченко успела реализовать в рамках программы «Перезагрузка Днепропетровщины».

Об инфраструктурных проектах

Более 2 тысяч самых разных проектов ваша команда смогла воплотить в области за 1557 дней. За такую результативность СМИ называют вас одним из самых успешных украинских губернаторов. Как вы отбирали направления и населенные пункты для своих проектов?

— Всё это важные для региона проекты. Но они действительно очень разные. Есть масштабные – как областная больница им. Руднева, а есть условная сельская дорога длиною в 5 км. Первый реализовывали несколько лет, а для второго было достаточно нескольких недель. Это сложный механизм, которому надо было дать движение. Когда мы только начали, то обнаружили практически «нулевой» банк проектов. То есть их просто не было. Желание что-то сделать у людей было, а проектов – не было. Приходит некий глава сельсовета и просит построить школу. И его просьба понятна. Ведь по области объекты образовательной инфраструктуры, в лучшем случае, представлены постройками 70-80-х гг. прошлого века. А проекта у него нет. Тогда этот глава сельсовета берет из архивов старый проект, разработанный еще полвека  назад, и просто пересчитывает его по современным ценам. Но так построить современный детский сад или школу нельзя. И дело не только в устаревших нормах или несоответствии нынешним регламентирующим актам. Такое учреждение по функционалу не будет отвечать запросам сегодняшних детей.

— Среди проектов, реализованных вашей командой, много детских садов и школ. Причем среди них – новые объекты, построенные «с нуля». Почему так?

— Я не идеалист, но все равно человек должен искренне верить в то, что он делает. Поэтому мы сели, и задумались: а каким вообще должен быть проект, чтобы в такое учреждение хотелось привести собственных детей? Взять ту же школу в Юрьевке. Мы туда зашли, а детский туалет общий, то есть один и для мальчиков, и для девочек. Даже перегородки нет. Спрашиваем, мол, как это? А нам отвечают, что по государственным строительным нормам (ГСН) так и должно быть. Понятно, что в такую школу отдавать детей не захочется.

Из этого мы и исходили. Я всегда знал, что нужно делать хорошо. Не для того, чтобы кому-то понравиться, а чтобы сделать качественный продукт. Понравиться всем невозможно.  Поэтому стояла цель сделать дело на совесть, чтобы понравиться самому себе. Я уверен в том, что без инфраструктуры страна не живет. С нее мы и начали.

— Говоря об инфраструктуре региона, – в каком состоянии вы ее застали, придя на пост губернатора Днепропетровщины?

— До этого назначения я был директором государственного предприятия «Украинский государственный центр радиочастот». Чтобы было понятнее, мы – это те люди, которые стояли у истоков внедрения в стране технологии 3G. Многие уже забыли, что были времена, когда в Украине не было 3G. Тогда я жил в мире, где главной заботой были частоты, их распределение, наличие Интернета в метро. У человека, работающего в Киеве и возглавляющего специализированное предприятие, круг проблем был совсем другим. А потом я приехал сюда и на одном из первых приемов встретил двух женщин. Они мне говорят, что у них в Волосском нет воды. Подумал, что за беда? Откройте кран, и будет вам вода. А потом с ужасом осознал масштаб проблемы. Как оказалось, воды нет в принципе. Питьевую им привозят цистернами, ее нужно покупать; а техническую люди носят ведрами из Днепра. В 21-м веке! В Волосском, то есть в 12 км от областного центра! Дальше – больше. Выяснилось, что централизованного водоснабжения нет не только в Волосском, а и во многих других населенных пунктах области. Люди строят специальные бетонные ямы, чтобы запасать привозную воду. Причем она стоит немалых денег. Для человека из большого города это был шок. Из таких вот встреч и вырисовывались приоритетные направления. Нет воды. Не хватает мест в детских садах. Не хватает самих детских учреждений. Я не хочу хвастаться, но мы построили и реконструировали более 60 садиков.

— Для области это много или мало? И можно ли было сделать еще больше?

— Это масштабные проекты, хотя можно было сделать банальный косметический ремонт, потратив на это и меньше времени, и меньше денег. Но тогда бы это были те же самые учреждения без, простите, перегородок в туалетах. Я считаю, что не всегда главный критерий — это экономия денег. Экономия должна быть разумной. Нельзя воспитать эстетически адекватное поколение, если дети будут ходить в туалет на улице. Но у нас есть еще школы с туалетами на улице. Это к вопросу об экономии. Можно потратить меньше денег, но отремонтировать отдельно школу, отдельно – уличный туалет. А делать надо комплексно.

Для меня, бизнесмена, долгое время прожившего в столице, вся эта история была странной. Так вырисовывались приоритеты. Школы, садики, больницы. И, конечно, вода. Она, пожалуй, самая сложная в реализации. И ее, как говорят некоторые политики, нельзя «продать», то есть показать работу как большое достижение. Можно «продать» (выгодно показать) садик, школу, стадион, детскую площадку. А как «продать» воду, если это труба, зарытая в землю? Не просто труба, а десятки километров труб. Яркой телевизионной картинки из нее не получится. Зато у каждого жителя населенного пункта в кране появилась вода. Это имеет для людей большое значение.

О специалистах и ProZorro

— Столкнувшись с проблемой «нулевой корзины проектов», вам, вероятно, пришлось в срочном порядке подбирать специалистов, готовых ее наполнить. Где вы их искали?

— Это был достаточно жесткий «кастинг». Преимущественно местные проектанты или эксперты из соседних регионов. И мы не ошиблись. Многие реализованные проекты получили премии и отраслевое признание. Мы принципиально брали разных архитекторов. И теперь наблюдаем,  как объекты эксплуатируются по прошествии нескольких лет. Это очень важно.

В свое время нас критиковали за то, что мы тратим такие (!) деньги. Мол, двери, которые мы ставили в школьные кабинеты, можно было выбрать и подешевле. Наверное, да. Но ведь мы понимали, что нужно не просто «освоить средства», но и обеспечить длительную эксплуатацию. Если говорить откровенно, то многие садики и школы не ремонтировались по полстолетия. И понятно, что после нашего ремонта (то есть в следующий раз) руки у государства дойдут до них также лет через 40-50. И надо, чтобы эти самые двери столько и простояли. А значит, они должны быть качественными, не одноразовыми. Первоклашке не объяснишь, что ногами по двери стучать нельзя. Это дети.

Сейчас, когда я езжу по области, вижу, как эксплуатируются наши объекты. Недавно был в Юрьевке. Приятно, что все поддерживается в отличном состоянии, все функционирует. Значит, наш подход был правильным. И я его менять не собираюсь.

— Если говорить о потраченных деньгах, то вашей команде удалось при всем этом еще и экономить – за счет перевода всех закупок в систему ProZorro. Вы были первым в стране губернатором, кто решился на такой шаг. Встретили ли вы сопротивление при его реализации?

— Вопрос ProZorro – это история не только о прозрачных торгах. Не только о том, что теперь той же строительной компании не надо ехать в Киев, с кем-то договариваться, получать подряд, давать откат. Нам нужно было сломать неверие самих подрядчиков – реальных и крутых – относительно того, что можно принять участие в торгах и выиграть их. Мы вели  разъяснительную работу. И это дало результат. Если в самом начале торгами интересовались единицы, то к концу третьего года было 15 тысяч предпринимателей со всей Днепропетровской области, активно участвовавших в  тендерах через  ProZorro.

Государство установило планку на уровне 200 тысяч гривен. На заказы меньшей стоимости торги можно было не проводить. Но я сказал, что это не имеет значения. Поэтому мы абсолютно все тендеры перевели на ProZorro. В итоге за 4 года моя команда смогла таким образом сэкономить для региона 3,5 млрд. грн.

Но, как я уже говорил, мы никогда не гнались за показной экономией. И в данном случае тоже. Ведь тут вопрос гораздо более глубокий. Казалось бы, нет разницы, кто именно выполнил ту или иную работу – компания А или компания Б. Да, кто-то предложил цену ниже, и мы смогли чуть-чуть сэкономить. Но разница все же есть. Те 15 тысяч региональных предпринимателей, которые выигрывали тендеры и выполняли работы, живут здесь. И здесь платят налоги. Меня же, как губернатора, интересовал НДФЛ. То есть тот налог, который оставался здесь, в области. И нам было выгодно привлекать именно местные компании.

Валентин Резниченко: "Руководить и областью, и городом должен профессиональный управленец"

Об управленческом опыте

— Все это просчитать и выстроить качественную структуру управления регионом вам помог ваш прошлый бизнесовый опыт?

— Конечно. Я же не был чиновником. Только на этой работе я научился смотреть на вещи с точки зрения позиции государства. Это то, что не всегда совпадает с бизнес-моделями. Нельзя, например, в социальной сфере гнаться за доходностью (как в бизнесе) и строить что-то на коммерческих принципах. Но и предыдущий опыт, безусловно, сыграл свою положительную роль. Он позволил критически смотреть на некоторые вещи. Как бывшие бизнесмены, мы воспринимали все более рационально. Там, где можно было что-то поменять и упростить, мы меняли и упрощали. Классический чиновник так бы не поступил, а мы имели такую возможность. Как говорит один мой соратник, мы «хакнули» систему. Но и система, в свою очередь, привела нас в чувства.

— Перед тем, как стать губернатором Днепропетровщины, вы управляли Запорожской областью…

— Я пробыл на посту губернатора Запорожской области 33 дня. Честно говоря, только начал собирать команду. Зато когда я был назначен на Днепропетровщину, считалось, что за моими плечами уже есть «губернаторский опыт» (смеется).

— Как вообще вы относитесь к так называемым «парашютистам» в региональной власти? Это преимущество или недостаток?

— Я считаю, что это может быть как положительный, так и отрицательный опыт. Я родился, учился, начинал свою карьеру здесь, в Днепре. Но потом много лет жил в столице. Можно ли назвать меня «парашютистом»? Может быть. Но с первого дня я понимал, что мне в команде нужны люди, которые четко знают местную проблематику. Ибо «парашютист» этой проблематики не понимает. Но когда на государственную должность назначают человека «глубоко в теме», но без управленческого опыта и государственного подхода – это тоже минус. Поэтому важно соблюдать разумный баланс.

Об отношениях Днепра и области

— Как в период вашей деятельности на посту губернатора складывались отношения области и областного центра?

— Это с самого начала были рабочие отношения. Соответственно, я, как губернатор, старался не вмешиваться в вопросы, в которые у меня не было полномочий вмешиваться. Губернатор назначается, мэр областного центра выбирается горожанами. Если ко мне приходили люди с претензиями, мол, я им не нравлюсь, то всегда был один ответ – обращайтесь к тем, кто меня назначил. А назначил меня президент, которого вы избрали. Совершенно другая история в отношении мэра. Борис Филатов был избран миллионным городом. У меня никогда не стояла задача «влезть» на его территорию. Соответственно, шла простая операционная работа: там, где я мог ему помочь, я ему помогал; там, где он мог мне помочь, мы реализовывали приоритетные проекты вместе. Может, мы не всегда совпадали во мнениях, но всегда находили компромиссы. Благо, разность наших темпераментов и характеров позволяла это делать.

— Что вы имеете в виду?

— Борис Альбертович – прекрасный руководитель, который действительно живет своей работой. Он вкладывает в нее очень много личного, переживая за каждый проект и каждый процесс. Я подхожу к делу, вероятно, менее эмоционально. То есть мне присущ больший прагматизм. Симбиоз наших подходов и дает возможность добиваться более значимых результатов. То, что у нас получалось эффективно работать с городом, является итогом синергии эмоционального и рационального. Хотя все это разделение достаточно условное.

Валентин Резниченко: "Руководить и областью, и городом должен профессиональный управленец"

— Наверное, вы правы по поводу условности, ведь ваш рассказ о детских садиках был очень эмоциональным. А удается ли такой паритет и разумный компромисс между областным центром и областью сохранять сейчас?

— Давайте назовем вещи своими именами. Сегодня нет какого-то «недопонимания». Есть жесточайшая конфронтация. И страдают от этого обе стороны. В том числе из-за нереализованности многих проектов, недофинансирования определенных программ.

Днепр, как центральный город и столица области, турбулентно затягивает все процессы. То есть если процессы остановлены в городе, то и в регионе ничего не происходит. А замороженные областные программы влияют на скорость реализации проектов в городе. Тут не важно, кто из них страдает больше. Страдают оба участника конфликта.

— Раз уж вы сами заговорили о «замороженных» проектах, то, как вы оцениваете сегодняшнюю реализацию того, что было начато еще вашей командой?

— В момент нашего ухода на разных стадиях реализации находилось порядка 700 проектов. По некоторым из них работы были завершены на 90%. Например, стадион в Софиевке. Мы там полностью реконструировали школу, подготовили к сдаче в эксплуатацию спортивное поле, оставалось сделать только покрытие. Его нет, и по сей день. Даже странно, ведь нынешние областные власти могли его «продать», как собственную инициативу и собственную победу. Но даже в этом они не «сработали». И вот так обстоят дела по всем объектам.

О «Пропозиции» и реформе децентрализации

— Не это ли подтолкнуло вас к решению идти на местные выборы? Вы возглавляете список партии «Пропозиция» в областной совет. Поступали ли предложения от других политических сил?

— Да, поступали. Но я серьезно не рассматривал ни одно из них. Мне, как минимум, не по пути. Причем с некоторыми не по пути, потому что они мне чужды идеологически, а с некоторыми – потому что у них в принципе нет никакой идеологии. А я убежден в том, что нужно делать только то, во что ты веришь.

— Вы считаете себя «пропозиционером»? Что именно вы вкладываете в это понятие?

— «Пропозиция» – это люди с профессиональной позицией. Объединение профессионалов.   Именно профессиональным управленцем должен быть руководитель и города, и области.

— Ключевой посыл «Пропозиции» состоит в необходимости наращивания полномочий местного самоуправления. Фактически, мы говорим о завершении реформы децентрализации. Как вы ее оцениваете? Должным ли образом она была реализована?

— С децентрализацией сегодня проблема. Эта реформа не завершена. И у нее сейчас нет лоббистов ни в Кабмине, ни в Офисе Президента. Хотя она была и остается базовой реформой, в которую я верю. Конечно, ее нужно было завершить. И то, что она сейчас остановлена, по сути, на полпути, сильно отбрасывает нас назад. Мы теряем время.

— Поясните, пожалуйста.

— Реформа децентрализации не идеальна. К ней есть множество вопросов. Но не все так просто. Приведу пример. Странно было бы не ехать в Испанию из-за того, что еще не досконально выучил испанский язык. Понятно, что сначала человек будет говорить по-испански плохо, потом лучше, потом вообще без акцента. Но если он сначала приедет в Испанию и уже на месте начнет совершенствовать язык, то процесс пойдет быстрее. Ведь там среда, там языковой опыт, там возможность в окружении носителей исправлять собственные ошибки. Аналогично с децентрализацией. Сразу идеально не будет. Вспомните, в первое время были опасения, что реформа приведет к появлению чуть ли не феодальных княжеств. Но потом люди увидели первые результаты. Появилось больше вдохновения. Но уже на очередном этапе стали очевидны и недостатки. Это вполне нормальный процесс, который надо было довести до логического завершения. Мы будто зависли в самолете между Испанией и Украиной, так и не решив, учить нам язык «до» или «после».

— Если бы реформа шла по изначально намеченному плану, то на каком этапе мы бы находились сейчас?

— Логичным шагом было бы перейти к передаче на места не только финансов и полномочий, но еще и ответственности. А с этим большая проблема. Значительная часть громад к этому не готова. Я сам это видел: люди очень радовались деньгам, но в 90% случаев не знали, как ими грамотно распорядиться, не умели вычленять главное и второстепенное, шли на поводу у популизма вместо того, чтобы заниматься глубинными проблемами.

Конечно, этому надо учить. И таков, мне кажется, и был план. Но сейчас идет «откат системы», некая финансовая централизация. То есть в момент, который был предназначен для обучения локального руководства, все опять начали бороться за деньги. Конечно, в Днепре это ощущается не столь остро, ведь и с менеджментом тут все в порядке, да и город с точки зрения финансов чувствует себя более-менее уверено. Однако в других населенных пунктах есть проблемы. То есть, не завершить реформу децентрализации было ошибкой. И уж тем более нельзя оставлять ее в нынешнем состоянии. Надо завершить начатое.

— Предлагаемые сегодня варианты пересмотра реформы децентрализации вас не устраивают?

— Плохая мысль пересматривать реформу в середине ее проведения. Неразумно проводить ревизию того, что еще не сделано и в итоге не будет сделано никогда. Моя позиция такова: давайте реализуем версию 1.0, потом версию 2.0, версию 3.0. Уже в процессе будем совершенствовать систему и учиться. Как в спорте. Поставим планку на один метр, потом на полтора, потом на два. А у нас получилось, что через метровую преграду научились прыгать, через полутораметровую тоже, а потом нам неожиданно повесили баскетбольное кольцо и предложили бросать мяч. Мол, вы плохо прыгали и не достигли двух метров, поэтому теперь будем играть в баскетбол. О каких результатах тогда можно говорить?

О приоритетах в случае победы

— В случае успешного для партии «Пропозиция» исхода местных выборов, как вы, работая в облсовете, будете выстраивать взаимоотношения с нынешним губернатором?

— Вы этим вопросом застали меня врасплох. Я вообще не думаю об этом. Все зависит от той позиции, которую для меня определит партия. В любом случае я нацелен на результативную работу во благо региона.

— И областного центра в том числе?

— Моя позиция остается неизменной: Днепр – это самый крупный налогоплательщик. Его бюджет сопоставим с областным. Поэтому город выживет и без нас. Смысла в конфронтации нет никакого. Наоборот, надо помогать друг другу развиваться.

— Каковы ваши приоритеты в случае победы? Можете назвать ТОП-3?

— Инфраструктура, инфраструктура и еще раз инфраструктура. Дороги, больницы, садики, школы, тот же стадион в Софиевке, о котором мы говорили. Мы обязаны завершить то, что мы начали. Это приоритет номер один.

Присоединяйтесь также к Днепровской Панораме в Google News. Следите за последними новостями!Присоединиться
Читайте также