«Тлен и руины»: что осталось после СССР (Фото)

Катерина Медведева

В 1991 году распался СССР, и начало девяностых годов стало переходным периодом от советской системы к нормальным экономическим отношениям.

Об этом корреспондент «Днепровской панорамы» узнал на фейсбук странице белорусского блогера Максима Мировича.

По моим ощущениям — переходный период продолжался где-то до конца девяностых годов, и во время него всплыли на поверхность все проблемы, который в совке замалчивались и скрывались — подписал подборку блоггер.

Начало девяностых годов было очень интересным временем — люди вдруг осознали, в насколько отсталой, нищей и убогой стране они до недавнего времени жили — слушая байки о самых современных ракетах и россказни о каком-то там будущем «коммунизме». В 1991-м году сказки прекратились — и люди вдруг увидели, что все эти годы они жили в говняных бесплатных хрущёвках, среди убогой и серой окружающей действительности, одевались в серую мрачную одежду и питались абы чем — с концом совка пришла пора наконец-то трезво смотреть на окружающую действительность.

В сегодняшнем посте блоггер опубликовал фото-подборку того тлена и руин, что остались после 70 лет советской власти:

1 Вытрезвитель, 1993 год. В начале девяностых годов советские вытрезвители ещё вполне себе существовали. На фото справа — милиционер в ещё советской форме, которая ещё сохранялась в начале девяностых.

2. Прохожий с упаковкой яиц, тоже 1993 год. Оставшиеся рудименты советской торговли и дефицита — если какой-то товар появлялася в магазине — то его брали сразу много — привычка, выработавшаяся за годы советской жизни.

3. Уличная торговля, начало девяностых. Такие уличные торговки были и в СССР, но в девяностых их стало значительно больше — потому что торговля стала окончательно разрешённой. Бабушка на фото одета в форму типичной советской пенсионерки, о которых я рассказывал вот в этом посте.

4. А вот ещё одни пост-советские пенсионеры, которые мало чем отличались от советских. Форма одежды, внешний вид, злобность (бабка) — всё как я  и описывал.

5. Так, сейчас будет несколько фотоснимков пост-советских алкашей. Компания распивает на каком-то бетонном блоке у лестницы, напитки совершенно совковые — водка «Русская» в бутылке с «бескозыркой», а также что-то плодово-выгодное, вроде мерзкого «Солнцедара» — от которого желудочно-кишечный тракт окрашивался в стойки синий цвет. Барышня слева закусывает выпитое тем самым лучшим в мире советским мороженым.

6. Подмагазинная пьянь, снимок начала девяностых — тоже практически не отличается от классических советских алкашей (по сути, это они и были), которые кучковались у магазинов целыми компаниями, собирая на бутылку и подыскивая собутыльников. Витрины магазинов кстати тоже ещё советские, судя по дизайну — оформлены где-то в середине-конце восьмидесятых годов с помощью плёнки-самоклейки.

7. И вот тоже очень яркое фото — под лавкой спит обоссавшийся алкаш — явно точно так же, как он это делал и в СССР. Что характерно — люди совершенно не замечают происходящего, по старой советской привычке воспринимая обоссавшегося подлавочного алкаша как неотъемлемую часть окружающей фауны — мимо проходит милиционер (!), на лавочке сидят и общаются две хорошо одетые женщины и т. д.

4.jpg

8. Жуткий снимок, запечатлевший мальчика (скорее всего, сына), сидящего возле потерявшего человеческий облик на почве алкоголизма тела. Такие валяющиеся на остановках алканы были достаточно рядовым явлением и для совка, и для начала 1990-х.

9. Парочку снимков убогого советского автотранспорта, который оставался в ходу фактически все девяностые годы — постепенно заменяясь на что-то нормальное ближе к концу девяностых. На фото — красная советская жигули-«копейка», которая была жутким убожеством в сравнении с нормальными западными автомобилями. Кстати, в т.н. «экспортные варианты» копеек, которые ограничено покупали у СССР, ставился усиленный металлический каркас, чтобы машина не складывалась как консервная банка от удара. А для собственных граждан работали по принципу «и так сойдёт».

10. Санкт-Петербург, 1994 год, несколько советских машин на заднем плане. Практически на всех фотоснимках девяностых годов все советские машины выглядят как ржавый, грязный и помятый хлам, напоминающий старые мусорные баки — хотя многие были не старше десяти лет.

11. Ржавые автобусы — оставшийся от совка общественный транспорт, который ходил до конца девяностых годов, а местами его ещё можно было увидеть и в 2000-е. В Минске последние венгерские «Икарусы» убрали, кажется, году в 2005-м 2006-м.

12. А это — ужасный совковый автобус «ЛАЗ» — который жутко шумел, вонял, засасывал в салон солярочные выхлопы, а заднее сидение в нём превращалось в печку из-за работающего недалеко двигателя.

13. Немного о советской инфраструктуре, доставшейся в наследство от СССР. Задний двор гостиницы «Центральная» в Москве, 1991 год. Вот совершенно так же, один-в-один выглядели в совке всякие задние дворы магазинов и прочего подобного — облупившиеся и обоссаные стены, годами не мытые окна с кривыми ржавыми решетками из арматуры, какие-то лужи, ящики и тележки грузчиков. Всё серое и грязное.

14. Парочка фотоснимков из российских моногородов, фото самого начала 1990-х годов. Вот такие пейзажи считались в СССР красивыми, стоит вспомнить например кадры фильма «Весна на заречной улице», где молодая учительница с улыбкой и нежностью глядит на дымящие трубы заводов — индустриализация идёт, кругом беспрерывно нагнетается общественная польза, хорошо-то как!

15. Уже позже, с распадом СССР, когда закончился бесконечный поток пропаганды в газетах и СМИ — люди поняли, что на самом деле живут в жуткой дыре с отсутствующей инфраструктурой, ужасным жильём и крайне вредными производствами вокруг. «На нас напал ужас девяностых, верните нам наш ламповый СССР, где нам в газетах говорили что наш город лучший в мире!» — вскрикивают фанаты СССР, проживающие в депрессивных умирающих моногородах.

13.jpg

16. И в заключение — несколько портретов людей. Начальник Красноярского химкобмината «Енисей», 1993 год. Как видите — в кабинете начальника вполне себе продолжается СССР и висит портрет Ленина:

17. Москва, очередь в универмаге «Детский мир», 1991 год. На снимке — лица тех самых «счастливых советских граждан».

18. Очень сильное и страшное фото — 1993 год, на синимке — Эрика Герлиц, из поволжских немцев, что в 1941 году в возрасте 16 лет была депортирована в далёкое село. Как видим, за десятилетия жизни в совке немка превратилась в типичную советскую бабушку.

19. И последнее фото — очередь в Москве, снимок начала 1990-х.

Читайте также Как в СССР засекречивали катастрофы: блогер напомнил о страшных трагедиях

Присоединяйтесь также к Днепровской Панораме в Google News. Следите за последними новостями!Присоединиться
Читайте также