БОРИС ФИЛАТОВ: «ВНУТРИ ФРАКЦИИ БЛОКА ПОРОШЕНКО ЕСТЬ МНОГО ЖЕЛАЮЩИХ С НИМ РАСПРОЩАТЬСЯ»

Редакция Днепровской Панорамы

Борис Филатов

О новой депутатской группе «УкрОП», византийщине в правящей коалиции, а также о том, докладывает ли он обо всем Коломойскому – обо всем об этом поведал Борис Филатов в интервью для «Цензор.НЕТ».

Днепропетровского мажоритарщика Бориса Филатова ныне можно часто увидеть в компании коллег-депутатов харизматичного склада и с военным опытом. В кулуарах Верховной Рады, в парламентском буфете, да и в самом сессионном зале они то и дело собираются могучей кучкой в несколько человек. «Готовят военный переворот», — пошутил один из моих коллег.

На самом деле до переворота пока дело не дошло; зато объявлено о создании группы «Украинская оппозиция». В интервью «Цензор.НЕТ» Филатов объяснил, что это за «УкрОП» такой, и с чем его едят.

— Сколько человек уже официально числятся в вашей группе?

— На данный момент 5 человек точно: Парасюк, Береза, Ярош, Филатов и Билецкий. Консультации ведем со всеми: как внефракционными, так и внутри фракций. У нас много симпатиков, потому что очень многим участникам коалиции не нравится кулуарщина и византийщина, которой они сейчас занимаются. То есть, вы видите, они уже долго не могут договориться ни по одному вопросу, потому что друг другу не доверяют.

— Но из уже действующих членов группы никто в коалицию не входит?

— Нет, конечно. Это все внефракционные депутаты.

— Скажите, а как можно разоблачать византийщину, не будучи вхожим в это пространство, не обладая полным объемом информации?

— Но если ее видят все? Везде есть симпатики, друзья, политические партнеры, которые приходят, рассказывают…То есть, информацией мы владеем всей. И как нас ни пытаются обрезать от всех этих разговоров, мы понимаем, как, условно говоря, на каждый из комитетов претендуют по 2-3 человека из входящих в коалицию фракций; как они не могут между собой разобраться.

— А знаете, что о вас говорят недруги из коалиции? Что все вы в создаваемой группе «УкрОП» принадлежите к группировке, ориентирующейся понятно на кого. «Поэтому, — говорят эти люди, — они и держатся вместе…».

— Мы уже смеялись насчет «группировки». Очень многие хотят к нам присоединиться, а я говорю: «Знаете, как только к нам начнут присоединяться, все будут говорить: «Это группировка»».

Я с лидером нашей, в кавычках, группировки, господином Коломойским, в последний раз говорил по телефону неделю назад. Я ему даже не докладываю, как они думают, о том, что происходит.

— А остальные?

— Ярош виделся с ним в апреле. Андрей Билецкий говорит: «Я вообще с ним незнаком, не знаю, кто это такой» (смеется). И Борислав Береза в том числе!

Поэтому аналогии неуместны, скажем так.

— Бросается в глаза то обстоятельство, что в эту пятерку входят либо люди с непосредственным боевым опытом, либо, как вы, плотно занимающиеся фронтовыми и прифронтовыми проблемами. Я не ошибусь, если предположу, что симпатизирующие вам депутаты — это, в большинстве своем, — полевые командиры?

— Не столько полевые командиры, сколько, как вы правильно сказали, люди войны. Но войны не теоретической, не медийно-комедийной, а…

— …Одним словом, практики.

— Ну, меня нельзя назвать практиком. Но с другой стороны, я стольких людей похоронил и стольким родственникам смотрел в глаза, что у меня уже психика немного поменялась в другую сторону. Очень многие здесь присутствующие (Филатов кивает на снующих по клуарам депутатов. — Е.К.) — не понимают той грани, через которую переходит человек после того, как он отпевает своих друзей, которых он вчера провожал на фронт.

Поэтому у нас могут быть разные люди, но — непременно те, для которых Украина и все эти страшные события, — это не пустой звук.

— А вы уверены, что вам удастся донести свою позицию до избирателей? Вот уже про «Самопоміч» говорят: «Они не умеют играть в команду; слишком амбициозны, им надо повзрослеть». Вы готовы к тому, что такой же медийный фон будет создан и вокруг вас?

— Знаете, в нашу маленькую и тесную компанию, в отличие, например, от Блока Петра Алексеевича, входят люди, каждый из которых является в какой-то степени знаковым. Каждый — сам по себе медийный персонаж. Поэтому КПД наших медийных усилий сейчас значительно выше, чем, условно говоря, у 100 человек из болота, которое Порошенко наскреб по сусекам. Я не могу называть это «сбродом» (это будет некорректно по отношению к коллегам), но есть такие экземпляры, с которыми мне у Порошенко было бы стыдно сидеть.

— Например?

— Одной из причин моего, так сказать, демарша (хоть это и не был демарш) стало то, что в Блок Петра Алексеевича привлекли потенциальных сепаратистов и латентных «рыгов».

— После того, как вы написали заявление о вступлении во фракцию БПП, а вскорости — вышли из нее…

— (Перебивает) Смотрите, я вам объясню. Я из фракции не вы-хо-дил. Я написал заявление, а меня в эту фракцию не приняли. Вот в чем разница! То есть, я подал документы, был на первом заседании — и вместе с г-ми Найемом и Лещенко поднял вопрос о том, что надо провести расследование: почему Блок Порошенко «слил» определенные мажоритарные округа под бывших «регионалов», в том числе на Донбассе; по г-ну Довгому…

И, наверное, кое-кто посчитал, что я задаю много лишних и ненужных вопросов. Поэтому когда я подал заявление и пришел на фракцию, мне просто сказали, что меня нет в списках. Я позвонил Юрию Витальевичу (Луценко. — Е.К.) и говорю: «А как это меня нет в списках?». Он отвечает: «Ну, вот, мы сейчас, типа, рассматриваем, но мы тебе потом скажем, ты приходи завтра». А когда мои коллеги спросили, как такое может быть, им сказали: «Ну, тут такая ситуация…он не успевает»…

— Вы для себя-то выяснили, кто конкретно сказал: «Филатова в этой фракции не будет»?

— Я – человек, который называет вещи своими именами. И я прекрасно понимаю, что решение было за Порошенко. То есть, мне не говорили, что это его решение, но я прекрасно понимаю, что это блок его имени и, соответственно, окончательные кадровые решения принимает он.

Поэтому, наверное, г-ну Порошенко приятнее видеть в своей компании, например, бывшего заместителя губернатора Вилкула – г-на Нестеренко, который попал в парламент исключительно при помощи массовой скупки голосов и фальсификации. Видимо, Петр Алексеевич решил поменять Филатова на Нестеренко. Ну, Бог ему судья.

— Как вам ершистость «Самопомочі» при голосовании за новый Кабмин, да и в целом? Впечатление такое, что неофиты решили как следует «поставить себя на районе…».

— Послушайте, пускай пробуют! Никаких проблем, это нормальный процесс!

Мне многие задают вопрос: «Что будет дальше?». Я отвечаю: «Поживем-увидим». В этом парламенте столько противоречий, и до такой степени крупные фракции пытаются играть в византийщину, что, поверьте мне, мы увидим очень большие изменения достаточно скоро.

— Почему?

— Потому что так нельзя, политика должна быть публичной, а не кулуарной. К сожалению, наступаем на те же самые грабли. Но я вам скажу так: ни минуты не жалею о том, когда я принял решение распрощаться с «Блоком Петра Порошенко». И я думаю, что внутри его тоже находится очень много желающих с ним распрощаться. Поэтому — милости просим в «УкрОП»!

Присоединяйтесь также к Днепровской Панораме в Google News. Следите за последними новостями!Присоединиться
Читайте также