Куда шли «на пиво» до перестройки

Редакция Днепровской Панорамы

m_f3g6l7ya0.jpg

В начале 80-х годов прошлого века каждый из днепропетровских пивбаров имел свое неповторимое лицо. Непременным атрибутом самого пива (кроме, разумеется, сухариков или сушеных кальмаров) всегда считалась неторопливая беседа и воспоминания о прошлом. А вспоминают чаще всего молодость, друзей, с которыми съели пуд соли и… выпили море пива. Так, где же пили пиво четверть века назад, перед началом великой неразберихи, в корне изменившей нашу жизнь, хотя и не развеявшей обаяние традиционной «пивной церемонии»?

Не думай о «Минутке» свысока
Любимым местом пивной общественности начала 80-х являлась «Минутка», на улице Дмитрия Донского у терминала канатной дороги, а потому более известная, как «Канатка». Если каждый вуз непременно имел «фирменный» пивбар, то здесь собирались и горняки, и медики, и металлурги, и студенты университета. 

Пиво тогда ассоциировалось либо с рыбой (но это было банально), либо (когда были деньги) со «сковородкой». Причем, сковородки с жареным мясом подавались в считанных местах. Одним из них и была «Канатка». На открытой площадке в тени деревьев, здесь можно было провести целый день.

В зловещем 85-м «Канатка» стала едва ли не единственным оплотом любителей пива. Закрылась «Барикадка», сровняли с землей легендарную «Дюймовочку», вторую неделю нет пива в «Деревяшке». И на фоне этого антиалкогольного беспредела торжествующе звучат донесения разведки – «Канатка» работает! Все на «Канатку»!

В конце 90-х заведение перестроили, но оно не потеряло своей демократичности. Как и везде, здесь появились крепкие алкогольные напитки, сохранились сковородки по умеренным ценам. Одна беда: начисто исчезло разливное пиво.

Яма с олимпийским уклоном
Пивной «золотой треугольник» в центре города составляли «Цепи», «Баррикадка» и «Яма». Последняя, называлась также «Олимпийкой» (окна пивбара были украшены олимпийскими эмблемками) и «У Жени» (в память опустившегося бомжика, сгребавшего объедки со столов). Заведение, официально именовавшееся «Пивбар №104» располагалось в месте «утыкания» улицы Южной в Паторжинского в устье заросшей зеленью балки. Именно здесь по утрам округлялось огромное количество квадратных с вечера голов. 

Чем же привлекала «Яма» закадычных друзей Джона Ячменное Зерно? Явно не качеством обслуживания. Ведь, несмотря на уверения «мамочек» («Мы можем недолить, но никогда не разбавляем!»), вы рисковали обнаружить в пиве изрядную толику стирального порошка. Да и сковородки здесь появлялись раз в год по большим праздникам.

Зато за столиками на открытом воздухе можно было сидеть часами, играя в карты или нарды, открыто разливая в стаканы принесенную с собой водку.
В совершенно неизменном виде «Яма» простояла до 1997 года, когда здесь началась какая-то вялотекущая реконструкция. Завершилась она уже в нынешнем тысячелетии. На месте «Олимпийки» открылось респектабельное кафе. Дорого. Безлюдно. Невесело.

Кроме своих «Цепей»
Даже если бы это заведение специально захотели упрятать подальше от людских глаз – лучшего места бы не нашлось. Нужно быть профессиональным следопытом, чтобы отыскать пиво на местности, где его ничто не предвещает. Впрочем, во времена, когда каждый студент был уверен, что Земля зиждется на трех вяленых лещах в безбрежном океане пива, следопытов хватало. 

Лаконизм интерьера в подвале по проспекту К. Маркса 77 (сегодня – слева от памятнику Полю) достоин восхищения. Стены, облицованные крупным камнем, массивные столешницы, подвешенные на цепях, создают впечатление чего-то вечного, незыблемого. Кажется, что за кружкой пива здесь можно спокойно пережить атомную бомбардировку.

В 1986 году именно здесь автор этих строк установил личный рекорд стояния в очереди за пивом – шесть с половиной часов. Одно время пивбар был излюбленным местом тусовки футбольных болельщиков. Потом его облюбовали картежники, и здесь велась азартная игра. Потом заведение переоборудовано в паб. При входе красовался пошловатый «Harley-Davidson». Появилась недурная кухня, выросли цены. Но в страшный момент, когда ненадолго закрылась «Канатка», любителям пива уже нечего было терять… кроме своих «Цепей». Но сейчас посетителей встречает покалеченная вывеска и замок на двери.

Гадюшню помянули стоя
Трудно сказать, что находили любители пива в «Баррикадке», расположенной на углу улиц Баррикадной и Шолома-Алейхема. Впрочем, пиво до поры до времени находили стабильно. Низкий, закопченный подвал состоял из двух залов. Столы – исключительно стоячие. Здесь собирались честные городские «уксусы», много было «людей восточной национальности».

Некий весьма колоритный персонаж любил посвящать молодежь в теорию напитков из пива и водки с возможной демонстрацией. 1:1 – классический «ерш», две части пива на одну водки – «чпок». Но для истинных ценителей – «медведь». Наливаешь полный бокал пива, отпиваешь и доливаешь водкой. И снова – надпиваешь, доливаешь. Под конец, надо понимать, доходишь до состояния разъяренного медведя. Словом, заведение явно оставляло желать лучшего, но по непонятным причинам, пользовалось неизменной народной любовью.

Впоследствие в подвале был открыт один из первых в городе видеосалонов. А в день закрытия «Баррикадки», когда весть об этом достигла «Ямы», там была объявлена минута молчания. Замерли по струнке даже видавшие виды «мамочки». Пал первый бастион советской пивной вольницы.

Названия еще нескольких культовых пивных точек Днепропетровска:
«Дюймовочка» – улица Погребняка (за артучилищем). Название – из-за маленького роста работавшей там «мамочки»;
«Севаш» – на территории Севастопольского парка;
«Сифилитик» – улица Глинки при съезде с нового моста. Название – из-за частого отсутствия воды, когда кружки мыли в ведре;
«Деревяшка» – угол проспекта Гагарина и улицы Казакова. Любимый пивбар студентов ДГУ;
«Кафедра автоматики» – пивные автоматы на территории парка Гагарина;
«У Густава» — подвал в бывшей вареничной, слева от бывшего кинотеатра «Космос» (ныне универсам «Мастер» на Подстанции);
«Железка» («Клетка») – на Комсомольском острове, справа от моста.

О «Гессере» тогда еще не знали
Стоит также вспомнить, что во времена, о которых идет речь, в продаже насчитывалось не более 4-5 сортов пива. На разлив продавалось исключительно светлое «Жигулевское» по 22 или 35 копеек за бокал, в зависимости от заведения. Из бутылочного, кроме того же «Жигулевского», со временем появились светлый «Ячменный колос» и темный «Старый лоцман». Изредка в на прилавках появлялось «Донецкое» и еще реже – «Рижское». Маленькая «сковородка» на «Канатке» стоила 3, а большая – 5 рублей. Последней хватало, чтобы насытиться 2 – 3 людям.

Игорь Гусаров
 

Присоединяйтесь также к Днепровской Панораме в Google News. Следите за последними новостями!Присоединиться
Читайте также