Самые наглые Знаки Зодиака, наглее не бывает: ТОП- 4
DP-Life
Самые наглые Знаки Зодиака, наглее не бывает: ТОП- 4
Говорят, что наглость — второе счастье, но так ли это? Иногда сверхнаглость раздражает, иногда помогает добиться успеха и поставленных целей. Астрологи утверждают, что то, насколько вы наглый человек, зависит от знака зодиака, под которым вы…
16 сентября в Днепре отключат свет: полный список адресов
Не пропустите новости
16 сентября в Днепре отключат свет: полный список адресов
Завтра, 16 сентября,  в Днепре в связи с капитальным ремонтом и техническим обслуживанием контактных сетей отключат электроснабжение. Временно без электричества останутся жители в трех районах Днепра. Об этом сообщили в пресс-службе ДТЭК «Днепровские электросети». ЧЕЧЕЛОВСКИЙ РАЙОН:…
День рождения: что запрещено делать в этот день, приметы и суеверия
DP-Life
День рождения: что запрещено делать в этот день, приметы и суеверия
День рождения — волшебный праздник. В этот день все для вас. Его нужно проводить ярко, весело, в хорошем настроении. Однако есть ряд вещей, которые в этот праздник, согласно приметам, делать запрещено. Об этом пишет u-f.ru. Нельзя заранее отмечать день…
В Украине появится 5G: у Зеленского рассказали, когда запустят
Не пропустите новости
В Украине появится 5G: у Зеленского рассказали, когда запустят
Новое правительство за ближайшие три года планирует полностью покрыть Украину скоростным интернетом. Через год-два это будет 3G/4G, а дальше в планах и 5G. Об этом сказал вице-премьер-министр цифровой трансформации Украины Михаил Федоров в cубботу, 14 сентября, на…
В Днепре создан Telegram-канал самых интересных и актуальных новостей города
Не пропустите новости
В Днепре создан Telegram-канал самых интересных и актуальных новостей города
В Днепре появился Telegram-канал «Днепровской панорамы», где вы сможете найти самые интересные и актуальные новости города. Мессенджер Telegram можно установить по ссылкам в App Store или Google Play. После установки нужно подписаться на канал «ДП», где вы…

Майдан глазами жителей Днепропетровщины, — рассказ участника

5 лет назад, 23:13

maydan.jpg

Мы встретились на Майдане. Это было в феврале 2014 года. До того момента, как там стали людей убивать. Я была в служебной командировке в Киеве. И поскольку Майдан держался уже почти три месяца, я не смогла пройти мимо этого явления, как потом выяснилось эпохального не только для украинцев, но и для всех людей мира.

Тогда я искала хоть кого-то из Павлограда. И в одной из палаток нашелся парень 26-летний Никита, который в то время работал на шахте, и специально брал отпуск на работе, чтобы приехать на Майдан. Разговор получился интересным (см. ). Я понимала, что в то время писать его имя, возраст и тем более то, что он работает на одной из шахт Западного Донбасса нельзя. С мальчишкой просто расправятся и вышвырнут с работы.

А когда Майдан разгоняли силовые структуры, когда людей расстреливали, я испугалась, что с нашим павлоградским патриотом может случиться самое страшное. И когда его телефон перестал отвечать, искала его среди фотографий погибших, не зная даже его фамилии…

Мы встретились с Никитой в октябре уже в Павлограде случайно во время акции протеста, организованной патриотическими силами города у офиса народного депутата, который не голосовал за закон, разрешающий голосовать воинам АТО.

— «Вы случайно не из «Бегемота?» — окликнул меня высокий черноволосый парень, держащий украинский флаг.

— «Никита! Живой!» — с радостью я обнимала павлоградского майдановца. И мы договорились о встрече в редакции begemot.dp.ua. Встреча наша состоялась как раз накануне Дня Достоинства. Мы вспоминали революционный Майдан.

— Небесная сотня – это чисто символическая цифра, — рассказывает мне Никита. – Погибших было гораздо больше. А сколько пропавших без вести… Погибли не только те, кого расстреляли на Майдане. Это началось еще до 18 февраля. Если человек вышел с Майдана, его легко можно было вычислить по запаху горевших шин. Майдановцев, вышедших за пределы площади в город, высмыкивали из толпы, бросали в милицейские машины и вывозили в неизвестном направлении. Людей загоняли в маленькие киевские дворики и забивали насмерть. Потом их тела вывозили в крематорий…

Меня сначала на Майдане не было, но помню, что началось все с того, что Янукович отказался от обещанного курса на Европу. На улицы вышли студенты, которые не согласились с таким решением тогдашнего президента. Когда детей разогнали дубинками, на их защиту стали взрослые…

Это был островок протеста: люди требовали евроинтеграцию, потом снять Захарченко, потом Азарова… И все это переросло во всеобщее негодование и недовольство правлением страной. Янукович позорно бежал…

Но если посмотреть на другие революции, они все начинались со студентов. Я был знаком с представителями ультрас, которых все называли безбашенными. А они просто максималисты. И они не заангажированы телевидением, деньгами и связями.

У нас ведь как было при Януковиче: милиция, прокуратура, суды – все это бизнес-структуры, которые работали каждый на себя, даже, возможно, их сферы и не пересекались. Коррупция порождала еще большую коррупцию.

Я взял отпуск и приехал на Майдан 26 января. 18 февраля, когда начались откровенные военные действия против майдановцев, я тоже был среди них. Тогда было, может, 8, может, 12 тысяч людей на Майдане. Я боюсь ошибиться в цифрах. Перед правоохранителями стояла задача зачистить Майдан до 18.00 часов. Возле Дома профсоюзов им преградила дорогу Львовская сотня. Много ребят погибло.

А вот эти разговоры о том, что майдановцам, якобы в чай наркотики подсыпали, и поэтому у них было такое бойцовское настроение, я выносить не мог ни тогда, ни сейчас – все это вранье с целью дискредитировать саму идею Майдана. Я даже с работы уволился из-за того, что приходилось эти глупости слушать каждый день, я не видел смысла в том, чтобы что-то кому-то доказывать. Все пили чай одинаковый: канадцы, бельгийцы, россияне – и никто не жаловался на качество чая.

Когда Кличко сказал, что Майдан надо разгонять, потому, что там прижились бомжи и алкоголики, то отчасти это была правдой. Многие с Майдана отправились в зону АТО или занялись волонтерской деятельностью, чтобы быть полезными Украине и украинцам.

На Майдане люди стояли не за деньги и не за какие-то привилегии. Я сам был активистом Майдана и автомайдана. Я собирал деньги на нужды Майдана и знаю, как это выслушивать маты от прохожих и упреки, что мы воруем эти деньги. В то самое время, когда бабушки отдавали нам последние 20 грн с пенсии со словами: «Ребята, только держитесь, только стойте!».

И мы стояли. Я никогда не думал, что людей, вышедших на площадь с протестом, будут убивать. Причем, безоружных людей. Я свидетель. Были винтовки, из которых стреляют шариками 4 мм в тире…

На Майдане появились провокаторы, которые стреляли и в сторону майдановцев, и в сторону правоохранителей. Кто-то рассчитывал на то, что с Майдана начнется гражданская война.

На Майдане были и представители российских спецслужб. Они этого и не скрывали. Их выдавали речь, офицерская выправка. Обрабатывали людей российской пропагандой: у вас ничего не получиться, зачем вы сюда приехали… И были такие, которые засомневались в успехе народного протеста. Хотя вначале знали, за что стояли: против коррупции, за честные суды, за работу и достойные зарплаты.

И все-таки мы выстояли. Дорогой ценой – столько людей полегло. Неизвестно зачем и кто стал ночью разбирать баррикаду на Грушевского – сделали большой проход, что мог проехать даже КРАЗ. Сначала в повстанцев стали кидать фейерверки, потом прилетел беспилотник. Хотя на украинском армейском вооружении таких беспилотников не было. Мы ему еще дружно помахали. Тут прошел клич, что приняли Конституцию 2004 года, мол, все нормально. Кто-то сказал, что это ложная информация.

Стас, с которым мы были вместе на автомайдане, перезвонил мне и сказал, что сейчас начнется мирный ход по Институтской под Верховную Раду, кто-то остается на улице Грушевского.

Впереди выставили срочников безусых пацанов, а за ними стоял «Беркут». Нас стали травить какой-то дымовой гадостью. Я еще долго откашливался после нее. Мы одели противогазы. Стас снял противогаз и призвал солдат не выступать против своего народа. Солдаты в ответ стали греметь щитами и двигаться нам навстречу.

Мы отступили, вернувшись за баррикаду. Когда пошло наступление на Грушевского, народ стал разбегаться. Меня вытащили медики. Я выбыл из строя 18 февраля, когда возле моего лица разорвалась свето-шумовая граната. Я попал в госпиталь. Контузия. Притащили меня в парламентскую библиотеку ближе к Хрещатику. У меня звенело в ушах и пропало зрение.

А «Беркут» добрался к Дому профсоюзов, закидывал его дымовыми шашками…

Спасибо медсестричке Маше, которая заставила нас отмыться от шинной копоти, надеть белые халаты, налепить красный крест на каску – она фактически спасла жизни 20-ти активистам: по одному человеку на четырех носилках, которые несли по четыре человека. И мы выходили в абсолютной темноте, кругом «беркутовцы», мигалки, выстрелы – подступы к Майдану были перекрыты со всех сторон. Маша предупредила, чтобы мы ни в коем случае не садились в карету скорой помощи. Вышли на Подол через оцепление «Беркута», причем, на машинах украинских номеров не было – это была российская техника. Нам кричали вдогонку, что если даже мы выйдем отсюда, все равно нас найдут.

Автомайдановцы с Подола забрали раненых в больницу. Спасались в греко-католической церкви. Я попытался вернуться на Майдан. Но уже тогда там работали на уничтожение снайперы с крыши отеля «Украина».
На моих глазах забили насмерть паренька из Ивано-Франковска. Стас меня выхватил и увез подальше от Майдана. На нас всех уже были заведены уголовные дела, нам всем грозило по 15 лет тюрьмы…

Янукович бежал, но система-то осталась. Регионалы – приспешники Януковича – перекрасились и снова в Верховной Раде. Майдан не победил. Люстрация объявлена, но это просто формальный, популистский закон. Сейчас идет активная подмена понятий: учреждаются какие-то праздники, а на самом деле в стране идет целенаправленное уничтожение патриотов. Они пошли защищать Родину, а им отдают преступные приказы, они на фронте в холоде и голоде. Никто не говорит вслух, что у нас война. Лучшие дети страны погибают на Востоке Украины. Эти учрежденные праздники скоро некому будет праздновать.

Но Майдан пробудил гражданское общество и, надеюсь, до людей дошло, что они в праве и могут влиять на своих правителей.

РИП «Бегемот»

Оставить комментарий

Оставьте первый комментарий.

Читайте также