Нужно, чтобы не только свой не убегал, но и чужой прибежал

Редакция Днепровской Панорамы

1.jpg

Так считает член Лиги аудиторов Украины Михаил Крапивко. 

– Михаил Леонидович, сколько у нас аудиторов?
– В Украине около трех тысяч сертифицированных аудиторов – физических лиц. В Днепропетровской области – около ста человек.
Субъектов хозяйствования, соответственно, полторы тысячи и 80.

– Аудитору, проводящему проверку на предприятии, показывают больше, чем контролирующим органам. Значит, аудитор может поставить «экономический диагноз». Чем больны промышленные предприятия, коими Днепропетровская область всегда славилась?
– Здоровых субъектов экономики в Украине сейчас нет. Хорошо чувствуют себя субъекты, которые близки к власти, где-то пролоббированы их интересы. Или имеют хорошие госзаказы, особые режимы.

Идеальных предприятий, которые выпускают реально востребованную конкурентоспособную на рынке продукцию, мало. В основном это субъекты малого и среднего бизнеса, хозяева которых сориентировались на западного потребителя.
– А как себя чувствует наш славный горно-металлургический комплекс?
– Здесь две проблемы. Первая – это старые и энергоемкие технологии и оборудование. При нынешних ценах на энергоносители все это убыточно. Вторая – отсутствие технических специалистов. Это сказывается на качестве продукции.

К примеру, качество наших труб – низкое для Европы. Оно годится для России, где еще действуют советские стандарты.
Как только остановилась торговля с Россией, горно-металлургический комплекс заговорил о том, что все дорого и потребителя нет.
– Падение экспорта стало причиной роста курса доллара?
– Одной из причин. Но первый фактор – это спекулятивный. Когда в Нацбанк пришли не совсем профессионалы и решили заработать на обычных спекуляциях.
Второй фактор – мы уже два года живем после Майдана, и у нас бюджет устаивают за счет постоянной эмиссии денег. Мы берем в займ деньги, выпускаем ценные бумаги (облигации, которыми пополняем уставные фонды и т.д.). А облигация – это обязательство государства. Как только оно выпущено, под него запускается печатный станок и увеличивается денежная масса.
Третий фактор – экспорт. Продав трубу за 100 долларов, раньше экспортер получал 800 гривен, сейчас получает почти 2500. Но рабочему он как платил 10000 гривен, так и платит, а в долларах – это уже меньше.

При падении сбыта продукции за счет девальвации национальной валюты поддерживается платежный баланс всего этого комплекса. Экспортеры в этом заинтересованы.
Реально девальвация гривны началась из-за несбалансированного платежного баланса. Мы покупали за валюту намного больше, чем продавали.
Есть еще один момент – это вывод капитала. Любой политический катаклизм вызывает бегство капитала. Это не только вывод личных средств. Это и реальная бизнес-эмиграция. Сегодня мы наблюдаем устойчивый тренд, когда ІТ-сфера потихоньку поднимается с насиженного жилья и переезжает в Польшу. Они продают квартиры, меняют гривны на доллары и вывозят их из страны.

– Как это хотя бы замедлить?
– Замедлить, остановить и повернуть вспять можно. Но для этого нужна политическая воля. Надо сделать условия ведения бизнеса в стране привлекательными. Чтобы не только свой не убегал, но и чужой прибежал. На инвестиционную привлекательность, прежде всего, влияет налоговая политика. Причем не столько размер самих ставок налогов, сколько устойчивость и исполнение государством своих обязательств перед плательщиками налогов. Должно государство возмещать налог на добавленную стоимость экспортерам. А сегодня долг по этому возмещению исчисляется десятками миллиардов гривен.

– Тема возмещения НДС очень старая. Но почему при таком большом количестве бизнесменов-экспортеров во власти эта проблема не решена?
– Тем, кто во власти, тем, в основном, возмещают. Чиновники создают препятствия. К примеру, предприятию говорят, что оно получит возмещение НДС, если авансом уплатит такую же сумму налога на прибыль.

– Вернемся к инвестиционной привлекательности. Что еще на нее влияет?
– Очень важной является постоянная трактовка законодательства. Кодекс у нас действует один, но в один период он трактуется так, а в другой – иначе. Правила меняются в ходе игры.
Следующий важный момент – защита собственности. Никакой инвестор не пойдет в ту зону, где он может развить бизнес, а у него могут его отобрать. Далее – правовая система: судьи, прокуроры и т.д. У нас – повышенная зона риска.

– Действует ли еще норма, что налоговые нормы вводятся в действие через полгода после принятия?
– Действует. Ее никто не отменял и не исполняет.
– Почему?
– Наши политики рассуждают следующим образом.

Сегодня нам надо принять бюджет. Нам Международный Валютный Фонд поставил индикатор: дефицит бюджеты – 3,7% ВВП. И если мы примем бюджет с его соблюдением, нам будут продолжать давать деньги и с нами считаться. Теперь надо показать МВФ, что мы сверстали бюджет с таким дефицитом. Есть два способа удержать дефицит: увеличить доходы и сократить расходы. Поэтому идут в пакете налоговые законы и закон о Госбюджете. Для того, чтобы в государстве что-то поменялось, необходимо снижать налоговую нагрузку – это скажет любой макроэкономист. Налоговую систему и фискальную службу нужно сократить. Надо принять ключевые решения по исполнению Конституции. Конституция – это договор между народом и государством. Мы вам платим налоги – вы нам обеспечивайте медицину, образование и т.д. Но сегодня вы делаете вид, что медицина и образование обеспечиваются, а мы делаем вид, что платим налоги. Не нужно вводить страховую медицину. Это ни к чему не приведет. Надо вводить монетизацию медицины. Бюджет не надо распределять по количеству коек, платить больницам нужно за услуги. Вылечили больного – получите деньги. Нужно создать конкурентную среду и заставить больницы конкурировать друг с другом. Пустите туда частные клиники на тех же условиях.

– Медицина – это сфера ответственности местных бюджетов. Сейчас все говорят о децентрализации. Что Вы можете сказать о доходной базе, где громадам взять деньги?
– Основой доходов местной общины должны быть доходы граждан. Первым налогом, который должен быть местным (сейчас он общегосударственный) – это налог на доходы физических лиц. Он должен принадлежать громадам, а не отваливаться с барского плеча. Единый налог идет в местные бюджеты, но эта реформа убивает его. Местный бюджет сейчас наполняется за счет акциза с розничной продажи алкоголя, табака и бензина, сбора за парковки. В местные бюджеты идет налог на прибыль коммунальных предприятий. А с предприятий других форм собственности идет в Госбюджет. Но прибыль где зарабатывается? Надо пересматривать систему налогов. При децентрализации основные налоги должны быть местными, кроме НДС и платы за недра. Местная община должна делать субвенцию в госбюджет, а не наоборот. Нате вам, к примеру, 10% на оборону и все остальное. А сейчас все деньги наверху, все бюджеты дефицитные и живут на дотациях. 

– Очень тяжело выработать для всей Украины какую-то единую формулу…
– А ее и не должно быть. Каждый регион должен выбирать свое. Где-то аграрный регион – там одни налоги. Где-то промышленный – там другие налоги. Если мы говорим о децентрализации, то мы должны дать возможность региону конкурировать с соседями. Есть сложившаяся ситуация. Днепропетровск – город металлургов и машиностроителей, есть неплохой ІТ-сектор, а Днепропетровщина как область является аграрной. Местная власть должна иметь возможности стимулировать эти сложившиеся кластеры. Проблема – в механизмах стимулирования.
– А помимо налогов, что может сделать местная власть для развития своей инфраструктуры?

– Прежде всего – использовать свои полномочия в сфере отведения земли, выдаче разрешительных документов. Договоры на аренду земли не подписываются годами, а люди хотят платить за эту аренду. Нужно создавать инвестиционно привлекательные условия. Вот сейчас идет обучение в проекте «Навигатор предпринимателя». За небольшие бюджетные средства обучено 800 человек. Город помогает людям получить базовые знания для того, чтобы они могли самостоятельно начать предпринимательскую деятельность.

– Можно ли перенять зарубежный опыт?
– Можно, и такой опыт перенимается. Но не все можно скалькировать на наши условия. Нам нужна кардинальная смена элит. Те элиты из старой колоды, которые у нас перетасовываются вечно, они не соответствуют времени и идейному состоянию населения. Должны прийти не государственные служащие, а государственные деятели.
– Но власть портит людей…
– Поэтому важно построение гражданского общества. Это построение у нас уже началось.

Владимир Притыскач
 

Присоединяйтесь также к Днепровской Панораме в Google News. Следите за последними новостями!Присоединиться
Читайте также