Семен Семенченко: Погиб мой боевой товарищ

Редакция Днепровской Панорамы

semenchenko_v_mase_i_bez_600_0.jpg

«Я не хотел ничего писать, слишком много было утрат в последние дни, слишком большой контраст между фронтом и тем продажным блядством, что зачастую я вижу в тылу. Но рассказать о его последнем бое я должен, как и должен выполнить слово которое ему дал — помочь легализовать батальон «имени Джохара Дудаева». Теперь это то что я и Адам, заместитель Исы по батальону обязаны довести до конца», написал на своей странице в Фэйсбук Семен Семенченко.

Погиб мой боевой товарищ, воин с большой буквы, бригадный генерал Ичкерии Мунаев Иса. Я не хотел ничего писать, слишком много было утрат в последние дни, слишком большой контраст между фронтом и тем продажным блядством, что зачастую я вижу в тылу. Но рассказать о его последнем бое я должен, как и должен выполнить слово которое ему дал — помочь легализовать батальон «имени Джохара Дудаева». Теперь это то что я и Адам, заместитель Исы по батальону обязаны довести до конца.

В Дебальцево назревал очередной котел. Террористы и войска РФ пытались прорвать линию ротных опорных пунктов в районе Чернухино.

Работали грады, выходили танки на прямую наводку, работали минометы, постоянные атаки на опорные пункты стали беспрерывными

Сказки о «нашем контроле» над Углегорском закончились серьезными боями, в которых погибли 4 бойцов «Донбасса » и 12 воинов ВСУ. В решающий момент появилась информация о том что 14 танков РФ пошли от Енакиево к Углегорску.

Батальон «Свитязь» воспользовавшись отвлечением сил потивника вышел из окружения

Артиллерия ВСУ нанесла удар по лесу выше Углегорска и оттуда вышло 16 танков РФ и перешли в безопасный район . Стало абсолютно ясно, что если бы взяли Углегорск регулярные войска РФ захлопнули бы ловушку.

И тут позвонил Иса

Позвонил и предложил помощь. Я не имею права сейчас писать о других обстоятельствах тех дней. Но ситуация была много хуже чем просто «наступают». Иса предлагал помочь накануне, в день
штурма Углегорска. Но он накануне уже дал слово другим частям что поможет в районе Бахмутовской трассы где все ожидали наступления противника . А слово Иса держал

Он прибыл в Дебальцево с своими бойцами. В батальон Исы выходили нохчи, русские, украинцы, грузины. Мало оружия , но много духа. В штабе ВСУ обрадовались подкреплению и было принято решение, что Донбасс и батальон имени Дудаева сформируют две группы истребителей танков которые остановят штурмы опорных пунктов.

Часть хлопцев мы оставили у нас на базе, часть вместе с комбатом Мунаевым выехала на задание. Я взял с собой разведчика, сапера и двух бойцов сопровождения и поехал вместе с ними. Донбасс в этот день потерял 4 погибших, 11 раненых и мы решили, что вылазку проведем малой группой, а потом будем ежесуточно сменять друг друга.

Я счел своим долгом поехать с своими боевыми товарищами на ночную разведку.

Выехали в полночь. После долгих поисков вышли на опорный пункт «Балу». Разбитые остовы танков и бмп, ржавеющие каркасы машин, постоянные минометные обстрелы и люди бегающие между деревьями с крупнокалиберными пулеметами… Очередь, потом заработал АГС. Я зашел за дерево, но посмотрев как Иса деловито пробирается по ночному лесу, пошел за ним.

Затем были три часа разговоров в сыром, промерзшем блиндаже с хлопцами, державшими опорный пункт. Ждали проводника до Чернухино. Я то проваливался в сон, то прислушивался к тому, что рассказывал ребятам Иса.

О жизни в Дании, о том как гордый народ Ичкерии остановил российскую военную машину. О том, что не нужно бояться и как в будущем Украина будет поставлять Ичкерии пшеницу и получать нефтепродукты.

Узнав о том, что в блиндаже есть грузин, Иса пригласил одного из своих бойцов, тоже грузина, познакомил их, сказал пару добрых слов.

Приехал проводник, мы вылезли из блиндажа под мокрый снег и непрекращающуюся работу крупнокалиберного пулемета, поехали туда, где было еще жарче, где продолжал отчаянно сопротивляться еще один опорный пункт — в Чернухино.

Выходя из машины, один из бойцов Исы заметил в тепловизор тепловое пятно в лесу. Иса, вскинув автомат за плечо и взяв с собой двоих бойцов (пусть учатся) нырнул в ночной лес. Тревога оказалась ложной…

Из Чернухино, с опорного пункта ВСУ за нами прислали старую раздолбанную «таблетку». Мы с Исой отпустили водителей и поехали по непролазной грязи к полыхающему после работы «Градов» зареву. Водитель предупредил нас что «если что» стрелять надо через стекла. А вообще если «бахнут» из РПГ то все, «пишите письма». Приехали в опорный пункт. С одной стороны железнодорожных вагонов — террористы, с другой — наши хлопцы. Внутри холодно, люди стоят и сидят на бетонном полу, не выпускают из рук оружие…

Познакомились с комбатом, обсудили ситуацию. Наш разведчик нанес все необходимые пометки на карту а сапер, как ребенок, радовался тому, что тут есть и нужные взрыватели и «монки», в общем все по-взрослому.

Постоянно идут обстрелы из «градов» и «ураганов», танки, диверсанты, группы отморозков с гранатометами. Наша техника выходит из строя из за некачественного ремонта и отсутствия запчастей. Соседний опорник пал и наши не могут даже вывезти тела…

Было уже 4 утра, когда мы начали прощаться. Договорились, что часть бойцов Исы поживут на нашей базе в Дебальцево, я подберу рисковых хлопцев «с Донбасса» и , меняясь каждую ночь, мы будем жечь вражеские танки, а потом » отожмем» назад захваченный опорный пункт.

Иса уже наметил себе яблоневый садик, куда утром выходят на боевую позицию российские танки и спланировал куда сядет каждый из его отряда, он — как всегда впереди со «шмелем».

Потом началось странное. Несмотря на надвигающийся утренний обстрел из «Градов» машина сопровождения, та самая «таблетка» все не шла. Потом долго выгоняли какой-то «форд» из гаража, который зачем-то должен был ехать с нами. Потом фраза по чьей-то рации «Они выезжают той же дорогой по той же развилке», через 40 мин наконец-то старт, прощальное рукопожатие с Исой, забираем двух его бойцов в сопровождение, еще двух приблудившихся бедолаг из разбитой части ВСУ, попросивших «довезти» до штаба и вперед.

Снова горящие дома, лес, опять непонятная остановка на 15 мин, пока вытаскивали завязший в грязи «форд», начало работы «Градов» и снова непонятная остановка уже на трассе.

Потом ВСУшная «таблетка» повезла нас к блокпосту где ждали наши машины. Потом вспышка, удар, еще один. Вспышка света, тащат в Урал…

Они были такие же как Иса. Гордые, смелые, воины. «Медок», сидевший справа от меня, погиб мгновенно. Еще днем раньше они уводили нашу старую «Шкоду» из под обстрела в Углегорске, когда взрывной волной ему чуть не снесли голову и кровь текущая из ушей и носа. И слова «ничего, прорвемся». Сапер «Борис», сидевший слева, так обрадовавшийся халявным взрывателям… Перелом основания черепа, в тяжелом состоянии в соседней палате…. Парни из ВСУ, хлопцы Исы, раненые и погибшие, они лучшее что есть у нашей страны.

Потом был холодный пол госпиталя в Артемовске, острое чувство тревоги и команда на ротацию штурмовой роты батальона, на ее вывод на другой участок…

И «Ураган» влепившийся в дом в Дебальцево, оставленный нами. Через два часа после выезда.

И звонок уже в Харькове, после операции- Иса погиб… Нет связи сейчас с тем опорным пунктом. Не знаю как и где это было. Наверное там, где-то в этом яблоневом саду…

Господи, прими верных сынов своих.

Слава Украине.

Спасибо, Иса

Присоединяйтесь также к Днепровской Панораме в Google News. Следите за последними новостями!Присоединиться
Читайте также