Не позволим завозить в Украину барахло: "Слуги Народа" всерьез взялись за "евробляхи"

Владельцам "евроблях" в Украине затягивают гайки. По словам главы комитета Верховной Рады по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Данила Гетманцева, владельцы бизнеса, по пригону авто из Европы, пытаются давить на власть в собственных финансовых интересах, сообщает Днепровская Панорама.

По словам Данила Гетманцева, вокруг темы "евроблях" в Украине возникло множество манипуляций. В первую очередь они выгодны компаниям, которые завозят авто на европейских номерах в Украину, а потом продают их гражданам. Как выясняется, растаможка стоит в 3 раза дороже, и эти дельцы выводят обманутых покупателей на митинги.

"Меня раздражают те, кто, рассчитывая на льготную растаможку, делают масштабный бизнес на ввозе сюда авто на еврономерах, продают такие машины людям, которых они потом выводят на уличные протесты. Я категорически против такого бизнеса. Для меня это организованная преступная деятельность", – заявил нардеп.

Закон о растаможке евроблях

Гетманцев подчеркнул, - это деятельность по системному уклонению от уплаты налогов. Такую деятельность нужно, что называется, рубить на корню. По словам нардепа, Рада дала возможность украинцам растаможить ввезенные до 1 января 2021 года авто.

"Тех, кто продолжал завозить такие машины после нового года, а также авто на еврономерах возрастом до пяти лет, мы продолжаем штрафовать. У нас есть коммуникация непосредственно с МВД. И мы ее ведем", – подчеркнул Данил Гетьманцев.

Глава комитета подчеркнул, - отмены акциза, которую требуют владельцы авто на "еврономерах" они не дождутся. Нардеп сообщил, что размер акциза в Украине не выше, чем в других европейских странах. К примеру, если ввозить в страны Евросоюза машину из ОАЭ, то ставки абсолютно такие же, а, может, даже выше, чем у нас. Так "инициативы" владельцев авто на еврономерах – чистые манипуляции.

"Мы не позволим завозить в Украину барахло. Мы заинтересованы в развитии машиностроения в нашей стране", – подчеркнул депутат.

Ранее мы писали: